Публикации
  • Регистрация

ЕВРАЗИЙСКАЯ КАРТА

Вот уже более 25 лет на просторах СНГ происходят различные гражданские войны и гибридные интервенции со стороны государств НАТО.
Карабах, Таджикистан, Киргизия, Абхазия, Приднестровье, Северный Кавказ, Южная Осетия, Крым, Донбасс, эти регионы пострадали от агрессии местных прозападных националистов всех мастей и агентурной сети НАТО. Некоторые конфликты благодаря России и ОДКБ удалось заморозить, например в Приднестровье и Абхазии, однако в Донбассе война против мирного населения к сожалению продолжается.
Прошедший недавно в Ереване саммит ОДКБ утвердил 14 октября 2016 года новую Стратегию коллективной безопасности ОДКБ на период до 2025 года http://www.odkb-csto.org/documents/detail.php?ELEMENT_ID=8382 и есть надежда что этот документ позволит решить многие проблемы безопасности на территории ближнего зарубежья СНГ.

ОДКБ и “Новая Холодная Война”


Сможет ли ОДКБ подготовится к новой Холодной Войне ? Этот вопрос очень сложный и очень важный.

Во-первых, для новой Холодной Войны против расширения и агрессивной политики НАТО необходим крепкий тыл во всех смыслах данного слова, так как ОДКБ затруднительно вести оборону или контратаку если в тылу идут гражданские и гибридные войны. Значит, проблему безопасности нужно решать коллективно и качественно, не допустимы всплески местечкового национализма и прозападного экстремизма. Евразийская надгосударственная идеология должна стать важной опорой для государств участниц ОДКБ.
Во-вторых, ОДКБ должна быть тесно связана с странами участницами ЕАЭС, все члены ОДКБ должны стать членами единого таможенного пространства, это поможет создать экономическую безопасность внутри ОДКБ, и тем самым решить массу проблем для экономических мигрантов.
ОДКБ и ЕАЭС могли бы совместно разработать проект специальной “Карты Евразийца” как аналог “Карты Поляка” https://ru.wikipedia.org/wiki/Карта_поляка в СНГ. (Карта поляка (польск. Karta Polaka) — документ, подтверждающий принадлежность лица — гражданина одной из стран СНГ и Балтии, к польскому народу. Владелец Карты поляка имеет ряд прав негражданского характера, вытекающих из закона о Карте поляка, принятого парламентом Республики Польша 7 сентября 2007 года.) Общая интеграционная экономика государств участниц ОДКБ позволит сдержать натиск Запада в экономической войне и справится с санкциями геополитического соперника.
В-третьих, ОДКБ должен иметь свой агитационный пропагандистский рупор как внутри ЕАЭС так и за приделами СНГ, это можно осуществить на базе уже существующей межгосударственной, телерадиокомпании, вещающей на русском языке МТРК «Мир» .
Телеканал «Мир» входит во второй мультиплекс цифрового телевидения России, а также транслируется в составе национальных мультиплексов цифрового телевидения в Беларуси, Казахстане. Кроме того, вещание телеканала «Мир» ведется на территории Азербайджана, Армении, Грузии, Кыргызстана, Молдовы, Таджикистана, Украины, Латвии, Литвы и Эстонии. Программы телеканала «Мир» можно также смотреть на интернет-порталах MIR24.TV и mirtv.ru.
Нужны новые аналитические передачи отвечающие на вопросы коллективной безопасности, изучающие аспекты актуальной политики в эпоху “Новой Холодной Войны”. Контрпропаганда против прозападной экспансии и дезинформации. Антивоенная агитация широких народных масс и военных формирований в зонах боевых действий и в “волчих логовах” экстремистов.

Именно развитие идеологии, экономики и пропаганды позволит ОДКБ сдержать НАТОвское расширение на Восток.

От РККА к ОДКБ


История движется вперёд, развитие и трансформация армии тоже идёт вперёд. После номенклатурного предательства, роспуска “Варшавского Договора”, насильственного расчленения Советского Союза и преобразования бывших советских республик в Содружество Независимых Государств, НАТО
воспользовалось этой ситуацией и начало расширятся на Восток, культивируя десоветизацию а так жепримитивную русофобию.
Грубо говоря НАТО пошло по пути Наполеона и Гитлера, сделав своей сверхзадачей переформатирование оборонного блока в блок империалистический.
Единственное что сейчас может остановить расширение НАТО на Восток, это евразийский альянс коллективной безопасности ОДКБ.
Как не крути а именно ОДКБ является преемницей той самой легендарной Рабоче-Крестьянской Красной Армии которая смогла одолеть Велико-германский Третий Рейх и Империалистическую Милитаристскую Японию. Осознание этого великого факта может помочь в популяризации ОДКБ у простого народа а так же уважение у ветеранов и молодёжи в государствах участницах ОДКБ. Сочетание советских традиций и евразийских амбиций должно дать интеграционный эффект, и расширить евразийское влияние на всём континенте.
Вообще экспорт безопасности может стать двигателем прогресса как в самом Евразийском Союзе так и государствах союзницах.
Россия и евразийские республики имеют большой опыт по выживанию в различных экстремальных условиях. Конкурентов по обеспечению безопасности у России просто нет, а ведь безопасность это самая дорогая на планете услуга, и если правильно структурировать и прорекламировать эту услугу на внешних рынках то ОДКБ станет лучшим в мире оборонительным блоком.
В эпоху мирового финансового кризиса, безопасность от империалистических агрессий и интервенций будет очень востребована. Поэтому ОДКБ в 21 веке становится не просто нужна а очень важна, и эффективность этой структуры нужно развивать, унифицировать, технологически и идеологически улучшать, делать эту структуру более гибкой и мобильной, беречь репутацию всех военнослужащих и защищать их социальные льготы.
Служащий в ОДКБ от рядового до генерала должны стать примером Идеального Нового Евразийца, миротворцем нового типа, быть защитником от империалистической опасности.

P.S. Сейчас важно понять что проблемы безопасности нужно решать комплексно и поэтапно, политики, учёные и философы должны работать синхронно, совместно достигать результата, сделать безопасность равной и доступной услугой.


Pro bono publico - ради общего блага.

Ден Су  

soyixozrm5o

 

Антон Железняк, Руководитель Оренбургского регионального отделения Евразийского движения

 

 

31 декабря 2015 года указом президента была утверждена новая стратегия национальной безопасности Российской Федерации. Документ архиважный и фундаментальный для всех отраслей общественной жизни. И, конечно, подобный документ политизирован.

Наверняка существует его либеральный или консервативный анализ, сравнение с подобными документами стран Запада, но наиболее ценно сейчас найти в данной стратегии ответ на вопрос: осуществляет ли Россия поиск своего пути на международной арене и куда мы будем двигаться согласно ему?

После вводной части, закрепляющей категориальный аппарат, используемый в дальнейшем в тексте стратегии, идет вводная часть «Россия в современном мире». Во-первых, в ней в подтверждение многочисленных заявлений представителей российских властей о переходе к многополярному миру и преодолению гегемонии США (или коллективного Запада как участника международных отношений) констатируется полицентричность мира.

Построение многополярного мира является важнейшим элементом евразийской идеи: «Мы построим многополярный мир на основе национального суверенитета государств и коллективного суверенитета цивилизаций-блоков и равноправного сотрудничества между ними!» - гласит программа евразийского движения.

Кроме того, теория многополярного мира (ТММ) уже не первый год разрабатывается различными консервативными мыслителями, например А. Г. Дугиным.

Пункт 11 затрагивает еще один важный для нас момент – общеевразийский патриотизм и отношения в сфере межнациональных, межконфессиональных отношений. Стратегия декларирует, что«возрождаются традиционные российские духовно-нравственные ценности. У подрастающего поколения формируется достойное отношение к истории России. Происходит консолидация гражданского общества вокруг общих ценностей, формирующих фундамент государственности, таких как свобода и независимость России, гуманизм, межнациональный мир и согласие, единство культур многонационального народа Российской Федерации, уважение семейных и конфессиональных традиций, патриотизм».

К пониманию важности традиционных ценностей в современном российском обществе призывает элиту общества президент Российской Федерации В. В. Путин:

Сегодня российское общество испытывает явный дефицит духовных скреп: милосердия, сочувствия, сострадания друг другу, поддержки и взаимопомощи – дефицит того, что всегда, во все времена исторические делало нас крепче, сильнее, чем мы всегда гордились. Мы должны всецело поддержать институты, которые являются носителями традиционных ценностей, исторически доказали свою способность передавать их из поколения в поколение. Владимир ПутинТрадиционно такими институтами в обществе являются семья, религия, национальная культура.

Мы можем видеть отход от либерального курса в формировании культурной и национальной политики. Курс на русскую идентичность, отличную от западной, можно назвать настоящей революцией - началом формирования новой идентичности для народов России и, возможно, перспективного Евразийского союза.

Можно заключить, что руководство России наконец-то поняло всю ошибку формирования общества археомодерна и взялось за возрождение «сакрального ядра», способного сплотить его перед лицом глобальных потрясений и угрозой стирания идентичности в мире постмодерна. Сохранение этого ядра цивилизации связано таким образом с воспроизводством и защитой традиционных ценностей всего многоэтнического народа России.

В дальнейших пунктах Стратегия закрепляет рост угроз мирового масштаба и региональную нестабильность как новый естественный фон, в котором будет формироваться наша государственность в ближайшие годы.

«Процесс формирования новой полицентричной модели мироустройства сопровождается ростом глобальной и региональной нестабильности», - гласит 13 пункт

Выделяются также нарушение единой евразийской системы безопасности и нарастающая угроза со стороны НАТО, приближение военной инфраструктуры альянса к российским границам, что создает угрозу национальной безопасности.

Из угроз, которые теперь перечисляются и обозначаются в стратегии, следует важнейшее с точки зрения евразийца заявление. Евразийская интеграция обозначается ключевым национальным интересом России, а кроме того, признается, что коллективный Запад встал на путь противодействия интеграционным процессам.

Тем самым мы признаем основные догмы геополитики в аспекте противостоянию моря, суши и территории Хартленда! Это знаковое событие, так как признание и декларация проблемы и обозначение ее в таком документе стратегического планирования говорит о крушении иллюзии о возможном договоре с Западом.

«Позиция Запада, направленная на противодействие интеграционным процессам и создание очагов напряженности в Евразийском регионе, оказывает негативное влияние на реализацию российских национальных интересов», - Россия признает тактику «петли анаконды» в Евразийском регионе и готова отстаивать свои национальные интересы путем укрепления военно-политического и экономического сотрудничества со странами ЕАЭС и всеми прочими странами, входящими в зону геополитической дестабилизации.

Еще одним фундаментальным заявлением стратегии является обозначение важности и возрастающей значимости региональной и субрегиональных союзом: торговых, экономических, военных.

«Государства в качестве реакции на рост международной нестабильности все чаще берут на себя ответственность за дела в своих регионах. Региональные и субрегиональные торговые и иные экономические соглашения становятся одним из важнейших средств защиты от кризисных явлений. Повышается интерес к использованию региональных валют», - гласит пункт 25 Стратегии.

Исходя из этого, можно отметить, что Россия отдает приоритет не процессу экономической глобализации и встраиванию в мировую экономическую систему, а процессу глокализации, регионализации. Она сознательно может встать на путь формирования самодостаточной и в меру автономной автаркии, чему способствует негативный внешнеполитический и внешнеэкономический фон (режим санкций, низкие цены на энергоресурсы, напряженность и конфронтация с рядом стран).

В заключении вводной части стратегии необходимо отметить еще один пункт: «Российская Федерация выстраивает международные отношения на принципах международного права, обеспечения надежной и равной безопасности государств, взаимного уважения народов, сохранения многообразия их культур, традиций и интересов».

Для евразийцев вопросы равноправия народов, уважения между всеми без исключения странами и этносами и многообразие в культурах, религиях и иных аспектах жизни – ключевой и программный момент. Только на основании плюрализма всех аспектов бытия возможно:

1) построение справедливого общества;

2) построение модели многополярного мироустройства;

3) построение единой и сильной евразийской цивилизации;

4) выстраивание отношений в экономике и обмене цивилизационным опытом («диалог цивилизаций») между народами и странами на принципах многополярной глобализации, то есть на принципах признания норм морали и нравственности, правил жизни, торговли и развития чужих цивилизаций, но с наличием своего пути и своей формы развития всех сторон социума внутри евразийской цивилизации.

Завершая краткий анализ основных положений обновленной стратегии национальной безопасности «Россия в современном мире», стоит отметить несколько важных тенденций и изменений внутренней и внешней политики с точки зрения евразийства:

1) признание необходимости построения многополярного мира, сопротивление модели однополярного глобализма;

2) отрицание универсальности западной модели развития;

3) формирование блока традиционных ценностей и их институализация из некоего абстрактного патриотизма в набор настоящих этических ориентиров для нашей страны. Формирование совокупности идеалов, которые признаются в нашем обществе наиболее важными;

4) формирование и развитие идеи особой идентичности, отличной от западной;

5) признается угроза безопасности на евразийском пространстве со стороны стран Запада, дестабилизация зон национальных интересов России и исторических сфер влияния;

6) приоритет региональной интеграции (в рамках цивилизации из сходных по различным критериям стран) глобальной интеграции, формирование единого евразийского интеграционного пространства (экономического, культурного, социального) как ответ на вызовы глобализации.

Остается надеяться, что данные позитивные изменения в приоритетах нашего государства будут прорабатываться и углубляться. Лишь тогда Россия и страны ЕАЭС смогут защитить себя от уничтожения и продолжить стабильное развитие, выйдя из геополитических и экономических кризисов.























DaUOjt6bHDc

Анастасия Ковалёва, ответственный координатор центра по взаимодействию с Евразийским Союзом Молодёжи

 

Региональная интеграция против глобалистского проекта 

И АТЭС, и АСЕАН представляют собой международные экономические объединения Азиатско-Тихоокеанского региона. В российском политическом дискурсе они обычно идут в одной связке и воспринимаются как нечто общее. Так, в Концепции внешней политики России за 2016 год говорится: «Продолжится активное участие России в основных интеграционных структурах Азиатско-Тихоокеанского региона – форуме “Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество”, механизмах партнерства с Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН)…». Тем не менее «основные интеграционные структуры» в корне различны по своей сути. 

АТЭС 

Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС) – это форум 21 экономики АТР, основанный для сотрудничества в области региональной торговли и либерализации капиталовложений. В странах-участницах АТЭС проживает около 40% мирового населения, на их экономики приходится приблизительно 54% ВВП и 44% мировой торговли. 
АТЭС декларирует в качестве своих целей повышение экономического роста, процветание в регионе и укрепление азиатско-тихоокеанского сообщества. Разумеется, подобные формулировки носят самый общий и абстрактный характер и потому не могут передать подлинную сущность и степень эффективности формата. 

АТЭС образовано в 1989 году в Канберре по инициативе премьер-министров Австралии и Новой Зеландии. Объединение не имеет жесткой организационной структуры и устава и потому (с юридической точки зрения) не может называться организацией. Данный международный формат действует в качестве консультативного органа. 
Создание форума АТЭС свидетельствует о двух тенденциях в современной мировой политике: глобальной интеграции с одной стороны и регионализации с другой. При этом в мировой системе политических и экономических отношений наблюдается сдвиг от евроатлантического центризма в пользу АТР. 

Характерно, что инициаторами и участниками первой встречи в рамках формата стали западные страны и их региональные сателлиты – Австралия, Новая Зеландия, Канада, США, Республика Корея, Япония, Индонезия, Филиппины и др. Китай присоединился к форуму в 1991 году, а Россия и Вьетнам – в 1998. Таким образом, правила игры, задаваемые в объединении, следуют из принципов и установок неолиберальной экономики, фундаментальной целью которой является «либерализация» по унифицированному образцу (то есть, размывание барьеров в виде границ национальных государств). В книге «Великая шахматная доска» Збигнев Бжезинский утверждал, что участие США в АТЭС позволит им стать главным действующим лицом в делах региона. 

Закономерно, что так называемые «Богорские цели», принятые в 1994 году на неформальной встрече лидеров и министров стран АТЭС, провозглашают об обязательстве «достижения свободной и открытой торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе не позднее 2020 года». Развитым странам-участницам АТЭС предписывается завершить торгово-экономическую либерализацию к 2010 году, новые индустриальные страны (НИС) - 2015, а развивающиеся - 2020. Также одной из задач Богорской декларации было воздействие на сомневающихся в целесообразности создания ВТО. 

Следует подчеркнуть, что достижение целей АТЭС в декларации видится, в частности, через «противодействие созданию внутрирегиональных преференциальных торговых блоков», «фактическое сокращение торговых барьеров», «упразднение административных и других препятствий на пути развития торговли и инвестиций». Отсюда следует вывод, что западные страны – инициаторы создания форума - стремились противодействовать созданию региональных экономических полюсов (способных нанести ущерб западным интересам) в таком значимом регионе как АТР. 

Участие в форуме не западных держав – Китая, Вьетнама, России, Перу свидетельствует о том, что эти государства в настоящий момент вынуждены играть по написанным не ими правилам. При этом наличие в рамках одного формата таких разных по цивилизационной принадлежности страна как США и Канада с одной стороны, Китай и Вьетнам с другой, а также Россия, Перу ставит под сомнение ее эффективность для всех стран-участниц. 

АТЭС представляет собой характерное для современной глобальной экономики объединение развитых (в западном понимании) и развивающихся стран. Поэтому работать такое объединение будет заведомо в интересах государств, находящихся на более выгодных позициях, а именно, западных держав, пишущих правила глобальной «свободной» торговли. Выдвигаемые западными странами принципы либерализации не отвечают интересам развивающихся стран. Так, попытки англосаксонских стран включить в Богорскую декларацию конкретные положения (вроде создания зоны свободной торговли посредством переговоров) были блокированы Малайзией и Таиландом. 

При этом участие в АТЭС может служить интересам китайской экономики, функционирующей по современным рыночным стандартам и добившейся здесь внушительных успехов. Китайская экономика является конкурентоспособной, интегрированной в глобальную экономику. На данном этапе из не западных стран, пожалуй, только Китай способен отстоять свои экономические интересы в рамках АТЭС. Китай и США представляют собой своеобразную региональную биполярность. 

Хотя цели АТЭС декларируются исключительно как экономические, у такого объединения не может не быть политического подтекста. Строительство единого экономического пространства (а именно такова основная цель формата) невозможно без наличия единых политических ценностей и целей (например, признание западной либеральной демократии и западного понимания прав человека в качестве нормативных, как в случае с ЕС). Разумеется, у таких значимых участников формата как США, Китай, Россия политические цели различны. Китай и США находятся в отношениях тесного экономического партнерства, но при этом являются конкурентами за лидерство в АТР. Также периодически обостряются отношения между региональными игроками (Китай – Япония, Тайвань – Китай, Россия – Япония и т.д.). Кроме того, дальнейшая глобализация и размывание традиционных барьеров не в интересах развивающихся экономик – участниц АСЕАН. 

В целом, АТЭС представляет собой достаточно аморфное образование, обусловленное разнонаправленными тенденциями в сфере мировой политики, экономики и международных отношений. Правила игры в рамках АТЭС задаются по разработанной западными державами политической и экономической сфере, при этом объединение раздирают региональные конфликты интересов политического и экономического характера. Молодые развивающиеся экономики региона близки к тому, чтобы вырабатывать собственные правила игры, что скажется и на климате в АТЭС. 

АСЕАН 

Принципиально иное явление представляет собой Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Это политическая, экономическая и культурная субрегиональная организация государств Юго-Восточной Азии, образованная 8 августа 1967 года в Бангкоке вместе с подписанием «Декларации АСЕАН» (более известна как «Бангкокская декларация»). Юридическое оформление АСЕАН состоялось только в 1976 году после подписания на острове Бали Договора о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии и Декларации согласия АСЕАН. 

Данное объединение необычно тем, что представляет собой региональный интеграционный проект, возникший в эпоху биполярного мира, что совсем не характерно для той эпохи. Поэтому значение АСЕАН возрастает в наши дни, когда тенденция к региональной интеграции является одной из преобладающих и останется таковой в долгосрочной перспективе. 

АСЕАН – первая в ЮВА группировка, созданная в целях экономического и культурного сотрудничества по инициативе стран региона без участия западных стран. 
Основателями АСЕАН стали Индонезия, Малайзия, Сингапур, Таиланд и Филиппины. В 1984 году к организации присоединился Бруней-Даруссалам. Позднее членами АСЕАН стали Вьетнам (1995 г.), Лаос и Мьянма (1997 г.). Первоначальными мотивами объединения были стремление обеспечить региональную безопасность путем совместной борьбы с терроризмом, региональная экономическая интеграция с целью более эффективного экономического развития, недоверие к ведущим державам. 

Государства-основатели АСЕАН сделали ставку на уникальные географические, хозяйственные, культурные особенности региона, сделав их основой дальнейшего политического и экономического развития с опорой на традиционные, исторически сложившиеся отношения добрососедства. Стратегическую цель Ассоциации можно определить, как суверенное региональное развитие, то есть, формирование нового геополитического полюса по цивилизационному признаку. Целями в среднесрочной перспективе стали хозяйственное развитие, обеспечение региональной безопасности в интересах региональных субъектов, расширение сотрудничества и взаимопомощи в области экономики, культуры, науки, техники и подготовки кадров, повышение уровня жизни народов из стран-участниц. 

То есть, страны-участницы АСЕАН действовали со здравым прагматизмом, частично изолируя регион от внешнего влияния (с точки зрения неолиберального экономического подхода такой регионализм считается «дискриминационным»). Так, согласно статье 11-й «Договора о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии» «Высокие Договаривающиеся Стороны стремятся укреплять свою национальную устойчивость в политической, экономической, социокультурной сферах, а также в области безопасности в соответствии с собственными идеалами и стремлениями, без вмешательства извне и внутренней подрывной деятельности в целях сохранения своей национальной самобытности». 

При этом сотрудничество с государствами или международными организациями вне региона не исключалось. Но оно предполагалось в той мере, в какой служило интересам народов, населяющих государства-члены АСЕАН. 

Более чем сорокалетняя история успешного развития АСЕАН, превратившего его в серьезную региональную силу, демонстрирует правильность решения о создании Ассоциации. Кроме того, как показало время, это решение предвосхитило мировую тенденцию к полицентричности по цивилизационному признаку, оказавшись исторически выигрышным. 

Государства ЮВА объединены общими культурными традициями, менталитетом (на который наложили отпечаток несколько религиозных традиций – буддизм, индуизм, ислам и христианство), климатическими условиями, сходностью экономик, обусловленной одинаковостью производимых в странах Ассоциации сельскохозяйственных товаров. В настоящее время население стран АСЕАН составляет около 600 миллионов человек. Совокупный ВВП стран АСЕАН на 2015 год – 3,6 трлн долл. по сравнению с 2010 годом, когда он составлял 1,5 трлн долл. 

Последние годы Ассоциация демонстрирует уверенные темпы экономического роста. Следует подчеркнуть, что АСЕАН преследует не только узкие хозяйственные и экономические, но и политические цели. В случае с такой организацией как АСЕАН наличие общих политических целей оправдано: туда входят государства, объединенные общим цивилизационным пространством и ценностной системой. Это действительно цели, соответствующие устремлениям всех участников Ассоциации (в отличие, например, от АТЭС). 

В ноябре 2007 года государства АСЕАН подписали Устав АСЕАН, который придает Ассоциации статус международного юридического лица, что вывело организацию на новый уровень в регионе. В настоящий момент АСЕАН активно развивает экономические и политические отношения с такими ключевыми региональными игроками как Китай, Россия, США, а также Япония, Республика Корея. Во внешнеполитической сфере АСЕАН, являющийся центральным интеграционным ядром в АТР, неуклонно наращивает свое влияние на региональные политические процессы. Растущее влияние АСЕАН признается, в частности, США, которые не хотят упускать возможности оказывать влияние на это объединение. В 2016 году впервые прошел саммит АСЕАН – США на американской территории (в Калифорнии), на котором Барак Обама заявил о намерениях США «играть более широкую и долгосрочную роль в регионе Юго-Восточной Азии». 

В настоящее время АСЕАН представляет собой устойчивую, динамично развивающуюся международную организацию с растущим экономическим потенциалом и политическим влиянием на региональные процессы. Как объединение, созданное по цивилизационному признаку и имеющие своей целью сохранение культурного и хозяйственного суверенитета стран-участниц, АСЕАН имеет все шансы стать одним из полюсов формирующегося многополярного мира. 

АТЭС и АСЕАН являются прямо противоположными по своей сути международными объединениями. Первое живет по написанным на Западе правилам неолиберальной экономики и преследует политические цели унификации региона, превращения его в единый рынок товаров и услуг в интересах США как кластера ТНК. АТЭС включает в себя различные по своей цивилизационной принадлежности и экономическому развитию государства, которые, тем не менее, должны следовать западным правилам и ценностям, принятым в качестве универсальных. Политический суверенитет членов АТЭС не соответствует интересам США и потому подлежит постепенной ликвидации. 

АСЕАН – первое интеграционное объединение регионального формата, целями которого является сохранение цивилизационной самобытности, экономического и политического суверенитета стран-участниц. Члены Ассоциации имеют единую культурную и ценностную принадлежность, сходные экономические и политические интересы. АСЕАН – аналог ЕАЭС в субрегионе ЮВА. В этом аспекте экономическое, а особенно политическое сотрудничество между Россией и АСЕАН обосновано исторической логикой и имеет большие перспективы, чего нельзя сказать об АТЭС.

                  Киев что посмотреть                                     

 Автор публикации

                                                            Виталий  Даренский

                                                    

                «Украинство»  как  культурно-психологическое  явление

      Beneficia usque loeta sunt dum videntur exolvi posse;

      ubi multum antevenere, pro gratia odium redditur.

       Tacitus. Ann. IV, 18[2].

 


Украинский  национализм  далвеликий исторический   шанс хаму. И  хам этим  в  полной  мере  воспользовался. Олесь Бузина[1].




События Русской Весны в Крыму и Юго-Восточной Украине вызвали злобное и ожесточенное сопротивление им не только со стороны украинских СМИ, лживость которых уже вошла в поговорку и стала предметов анекдотов, но и очень значительной части населения Украины, в том числе и населения русскоязычного, часто с русскими корнями и фамилиями. Истоки этой бешеной русофобии – в той идеологии, которая с 1991 года навязывается жителям этой страны. Это идеология лжи и ненависти по отношению к России. И в этой идеологии содержится не только подмена подлинной истории русофобскими мифами – это было бы еще полбеды – но в ней содержится и еще нечто более зловредное и трудноизлечимое. Это формирование у человека особого душевного настроя, при котором он уже сам, без особого принуждения начинает верить в эту ложь и разжигать в себе эту ненависть.

Дело в том, что идеология, ныне навязываемая жителям Украины, была специально разработана с целью разрушения России. И когда в период Великой Отечественной войны украинские нацисты-бандеровцы воевали вместе с гитлеровцами против СССР, то это не был лишь «временный союз» – нет, это было именно кровное идеологическое единство двух разновидностей нацизма. В украинском, бандеровском нацизме есть все те же самые элементы, которые содержатся и в «Майн Кампф». Во-первых, это расизм. Один из базовых мифов украинской идеологии состоит якобы в том, что россияне – это якобы вообще не славяне, а помесь «финно-угров с татарами». (В реальности, как раз наоборот, именно у нынешних украинцев больше всего неславянских предков – в них ассимилирована большая масса степных кочевников еще со времен Древней Руси, что сейчас весьма заметно по антропологическому типу). Цель этого мифа – представить россиян некими неполноценными дикарями, фактически какими-то «унтерменшами». Всякий, кто общается с идейными («свидомыми») украинцами подтвердит, что рассуждения о якобы дикости и отсталости «москалей» у них всегда является любимой темой для разговора. Особо этому посвящена книга П. Штепы «Московство», в которой собраны все когда-либо и кем-либо придуманные злобные русофобские фантазии. Этот расизм и составляет главную психологическую основу украинской идеологии.

Во-вторых, это психология завоевателей и угнетателей. Подобно тому, как Гитлер намеревался заселить европейскую часть СССР «полноценными арийцами», так и идейные украинцы мечтают о так называемой «украинской Украине» – то есть о том, чтобы все население без исключения заговорило на официальном, искусственно сконструированном украинском языке и свято уверовало в ту нацистскую идеологию, о которой идет речь. Все остальные изначально официально объявляются «врагами украинского народа» и «пятой колонной Москвы». При этом создается лицемерный миф о якобы «вековом угнетении» со стороны России – но именно для того, чтобы замаскировать собственное стремление к угнетению и насильственной «украинизации». А если учесть, что русскоязычные составляют как минимум половину населения Украины, то ситуация становится совершенно скандальной и абсурдной – ведь «неправильной» и подлежащей «перевоспитанию» оказывается половина (!) граждан страны. И эти колонизаторские планы активно воплощаются в жизнь начиная уже с 1991 года – в виде навязывания этой идеологии через систему образования и СМИ, а также абсолютно скандального факта: Украина ныне является единственной страной в мире, где язык половины населения не является государственным или хотя бы официальным! Таких стран, кроме Украины, сейчас вообще не существует нигде. И это тотальное подавление русского языка еще самым лицемерным образом прикрывается постоянными заявлениями о якобы «ущемлении украинского языка» уже в наше время!

Но это, и многое другое лживое лицемерие, лежащее в основе украинской идеологии, отнюдь не случайно, но абсолютно закономерно и естественно, поскольку оно прямо следует из третьего откровенно нацистского элемента этой идеологии. Это принцип «Интересы нации превыше всего», который один из известных идеологов, создатель «интегрального украинского национализма» Д. Донцов прямо сформулировал как «аморализм». То есть, ради господства этой «нации» над теми, кого она объявила своими «врагами» – все средства хороши. И этот третий элемент всегда усердно пытались воплотить в жизнь.

Именно на основе принципа «аморализма», очевидно, и пытаются не только оправдывать, но даже возводить в «герои» украинских нацистов – союзников Гитлера, таких как Р. Шухевич с его батальоном СС, сжигавшим в Белоруссии целые села вместе со всеми жителями; или буковинский «курень», истреблявший под руководством СС сотни тысяч людей в Бабьем Яру. Очевидно, «во благо нации». Однако какую «нацию» можно воспитать на таких «героях»? Вопрос риторический. Фундаментальная ложь украинских нацистов состоит в том, что они были союзниками Гитлера, якобы стремясь с его помощью создать независимое украинское государство. Эта сама бессовестная ложь рассчитана лишь на совершенно безграмотных в истории людей, каковых, в современной Украине, к сожалению, абсолютное большинство. Гитлер никогда не собирался создавать независимую Украину, более того, основную часть ее территории предполагалось заселить немцами. Главари украинских нацистов это прекрасно знали. За что же они тогда воевали? Ответ может быть только один: чтобы стать привилегированными холуями у немецких хозяев и вместе с ними гнобить свой собственный народ. А о «независимой Украине» они врали своим неграмотным рядовым «воякам». Принцип «аморализма» это не только позволяет, но и всячески приветствует. И сейчас история полностью повторяется. Очевидно, что за псевдопатриотизмом нацистского «разлива» и в наше время стоит лишь то же самое откровенное холуйство перед Западом, желание стать привилегированными холуями нового хозяина.

Людей, попавших под внушение этой лживой и лицемерной идеологии стоит лишь пожалеть и даже в чем-то понять. Понять вот в чем. После 1991 года население Украины живет в состоянии лишь постоянной разрухи и разочарования. Ведь на Украине, в отличие от России, так и не началось возрождение государства и народа – наоборот, разруха все усиливается. И поэтому люди тянутся к такой идеологии, которая в качестве «компенсации» создает им иллюзию собственного «величия», а с другой стороны – создает и «образ врага», на которого можно свалить все беды. Кроме того, русофобская идеология также позволяет и замаскировать зависть населения Украины к успехам возрождающейся России. Характерный пример этой зависти: ни один украинский ТВ-канал не сообщил о том, что сборная России завоевала больше всех медалей на сочинской Олимпиаде. Более того, единственное, что можно было узнать о ней из украинских ТВ-каналов – это то, что при строительстве олимпийских объектов якобы «разворовано более половины средств». Это и не удивительно – ведь в украинских СМИ какой-либо позитивной информации о России вообще не бывает, здесь всегда полностью господствует русофобия.

Нижеследующая статья раскрывает именно внутренние психологические мотивы обращения людей к украинской идеологии, к «украинству» как особому состоянию души, более всего похожему на состояние души человека, вовлеченного в тоталитарную секту. И это не просто аналогия. По сути дела, «сознательные украинцы» всегда отличались и ныне отличаются сектантской психологией, жестко делящей людей на своих («избранных») и прочих, по отношению к которым придумано множество оскорбительных наименований. (Вообще, откровенное хамство по отношению к инакомыслящим всегда было «фирменным знаком» украинства). Все это нужно знать и людям, живущим в России, – чтобы лучше понимать эту боль и болезнь нашей общей Родины.  

В исследованиях прошлого, настоящего и будущего Русского мира, в частности, украинства как одной из попыток его разрушения, существует очень серьезный и недопустимый пробел. Если конкретно-исторические аспекты создания украинства как радикального антирусского проекта к настоящему времени исследованы достаточно хорошо, то на другой – не менее, а может быть, и еще более важный аспект этой темы внимание обращалось явно недостаточно. Дело в том, что «свидомо-украинское» сознание и ранее, и сейчас всегда опиралось не только на известную псевдоисторическую мифологию, но и на определенные психологические комплексы и деструктивные духовно-душевные процессы у определенного типа людей, которые становятся его адептами. Украинство как идея искусственно вырвать южнорусский этнос из тысячелетнего единства русской нации (всегда опираясь на помощь ее внешних врагов) не только изначально возникло в качестве маргинальной политической «секты», – но и ныне, даже несмотря на свое массовое распространение, она в полной мере продолжает сохранять все признаки сектантского сознания. Это и естественно, т.к. любая идея раскола всегда останется сектантской по духу. А как известно, сектантское сознание как таковое всегда одинаково и не зависит от того «вероучения», которое проповедуется в том или ином сборище. Поэтому псевдоисторическая мифология «украинства», на которую более всего обращают внимание в силу ее очевидной дикости и возмутительности для всякого нормального человека, тем не менее, является уже вторичным продуктом. Ради своего самосохранения она может со временем существенно трансформироваться, избавиться от явных дикостей и подтасовок, приобрести более-менее респектабельный вид, но это все равно ничего не изменит принципиально в ее окончательной цели – выполнения заказа Запада на разрушение Русского мира.

Первичным, базовым фактором принятия людьми украинства является фактор экзистенциальный, то есть соответствие украинизма определенным деструктивным наклонностям в человеческой душе, – наклонностям, успешно культивируемым современной антихристианской цивилизацией. Делая экзистенциальный выбор в пользу особого духа украинства, человек затем уже безропотно принимает и свято верит в любые дикости его идеологии, полностью утрачивая способность критического мышления и восприятия «неудобных» для нее фактов. Поэтому в противостоянии украинству одной исторической критики его истоков, при всей ее важности, явно недостаточно. Украинство нужно поражать в его «сердце», в самой глубокой его основе –обнажая и разоблачая его низменные и деструктивные истоки в человеческой душе, а не только общеизвестную неприглядную историческую ложь.

Следует отметить, что множество тонких и глубоких наблюдений над внутренним «духом» украинства можно найти у всех ярких авторов, уже более ста лет пишущих на эту тему. К настоящему времени они уже могли бы составить многотомную хрестоматию. Из новейших работ следует отметить философски глубокую, исторически компетентную и публицистически яркую книгу С. Н. Сидоренко «Украина – Россия: преодоление распада» (2006). Тем не менее, считаем необходимым продолжить размышления на эту тему, опираясь не только на анализ «украинского» сознания многими глубокими авторами, но и на большой личный опыт общения с его носителями.

Замечательный публицист-мыслитель В. В. Шульгин, наблюдавший первый выход украинства на историческую арену в начале XX века, в статье «Украинствующие и мы» (1938) дал следующую классификацию тогдашних носителей «украинского» сознания:

«Как и другие сектанты, украинствующие могут быть разделены на три категории: 1) честные, но незнающие: это те, которых обманывают; 2)  знающие, но бесчестные, призвание сих обманывать “млад­шего брата”; 3)  знающие и честные. Это маньяки раскола, они обманывают самих себя.

Первые две категории порой сливаются до неразличимости. Иногда никак не разберешь, почему человек юродствует: потому ли, что он ничего не знает, что он rusticus[“деревенщина” – Авт.], как говорили римляне, и его обманывают другие, или же потому, что, очень хорошо все зная, он сам обманывает действительно незнающих.

Гораздо интереснее маньяки чистой воды. Они часто весьма образованы. Иногда по-своему честны. Если и вскакивают изредка на Пегаса лжи, то из этого седла их легко выбить, апеллируя к их же собственным знаниям. Но маниакальная идея сидит в них глубоко и, так сказать, quandmeme[“сама по себе” – Авт.]. Если взорвать их идеологию бомбами несомненных фактов, они восклицают “тем хуже для фактов!” и сейчас же выдумывают в подкрепление сво­ей мании новую аргументацию. Впрочем, всякие доказательства для них только линия второстепенных окопов. Цитадель же их в утверждении: хотим быть украинцами. Хотим быть и больше ничего. Пусть для этого нет никаких оснований вовне; основа­ние – внутри нас»[4]. Общаясь с «идейными украинцами», каждый раз ужасаешься, в какую экзистенциальную яму, в какую культурную и психологическую резервацию они сами себя загоняют. Поза вечной обиженности, ощущение постоянной окруженности врагами и предателями, сочетающаяся, однако, с чрезвычайной надменностью и наглостью по отношению к инакомыслящим, которые фактически воспринимаются как недочеловеки («манкурты», «янычары», «бандиты», «пятая колонна» и т.д.), – пребывание в таком состоянии неизбежно приводит к разрушению всех нормальных нравственных понятий: возникает патологическая неспособность к диалогу и самокритике, комплекс «я всегда прав». Единственным способом общения с оппонентами становятся злоба, хамство и истерика. (Именно эти качества столь ярко проявились у деятелей так называемой «оранжевой революции», на которые, очевидно, и делалась ставка их кукловодами).

Именно под этот психологический и интеллектуальный «стандарт» и выстраивается вся (псевдо)культурная традиция «идейного украинства». Известно, что основная часть того, что ныне относят к «украинской культуре» является попросту ворованным из общерусского наследия и наследия других наций – о «методе» создания «истории украинской культуры» хорошо писал Н. Ульянов: «начались поиски сколько-нибудь выдающихся живописцев, граверов, музыкантов среди поляков, немцев или русских малороссийского происхождения. Всех их… заносили в реестр деятелей украинской культуры»[6] .

Т.Шевченко, хотя и талантливый, но, в общем-то, посредственный и малокультурный поэт (как минимум половина «Кобзаря» – явная графомания), потому и был «распиарен» в качестве «гения», что мощно и ярко передавал этот дух свирепого плебейства и рабской самовлюбленности (то, что в нашей традиции получило имя «смердяковщины»). Сформировавшись «внутри» русской литературной традиции (с другими традициями, не зная языков, он был практически не знаком), Т. Шевченко в максимальной степени выразил какой-то явно «геростратовский» протест именно против ее аристократического (и христианского в своей основе) духа свободы, ее нравственного покаянного пафоса и культурной всеотзывчивости. Естественно, что человек современной «цивилизации потребления», воспитанный во всепоглощающей гордыне и самолюбии, считающий всех вокруг чем-то ему обязанными и виноватыми во всех его бедах, очень далек от высокого и благородного духа русской классической литературы, но зато очень близок духу «Кобзаря». Однако, как показывает опыт, даже и он чаще всего бывает поражен тем морем злобы, депрессивности, плебейской мстительности и просто нетрезвой бессмыслицы, которое изливается со страниц «Кобзаря». Наивные люди любят Т.Шевченко, зная лишь несколько его хрестоматийных стихотворений, отобранных для среднего школьного возраста, – но, прочитав остальное, они бы пришли в ужас.

Именно этот особый дух «смердяковщины» лежит в основе украинской мифологии, делая ее столь привлекательной и «убедительной» для многих.    

«Базовым» украинским историческим мифом, на котором, по сути, и держатся все остальные, является миф о русском «великодержавном шовинизме». Он такой же лживый, как и остальные, ибо русское национальное сознание никогда не основывалось на шовинизме. Но об этом после. Здесь важно другое. Важно понимать, что миф о «великодержавном шовинизме», якобы присущем русским, нужен именно для утверждения украинского мелкодержавного шовинизма. Именно такова, например, цель школьного «промывания мозгов» под видом преподавания «истории Украины».

Понятие «шовинизм», как известно, употребляется в двух смыслах. В первом, более грубом и радикальном смысле, шовинизмом называют убежденность в своем превосходстве над другими нациями. В более мягкой, но не менее зловредной форме, шовинизм – это эгоистическое обособление какой-либо народности, основанное не на служении высоким историческим целям и ценностям, а исключительно на эгоистической корысти и принципе «моя хата с краю». Всякий, кому приходилось сталкиваться со «свідомими українцями», может засвидетельствовать, что обе формы шовинизма свойственны им в высшей степени. Каждый из них может бесконечно рассказывать о том, какие плохие москали и какие прекрасные украинцы (первая форма шовинизма), а также признается, что целью последних является отнюдь не служение каким-либо духовным ценностям и великим историческим целям, а исключительно своему брюху и жлобской гордыне, что и называется «добробутом», составляя единственный смысл стремления к «незалэжности». Это вид шовинизма свойственен народам, добровольно отправляющимся на свалку истории. 

Характернейшей особенностью украинского шовинизма является его «мелкодержавность», т.е. мучительный комплекс неполноценности перед более развитыми нациями, в первую очередь, естественно, перед «северо-восточным соседом». Все сказки о «москалях», которые, мол, и не славяне, и не европейцы и т.п. как раз для того и сочиняется, чтобы меньше чувствовать, скрыть от себя этот комплекс. Однако этот самообман и лицемерие «свідомих українців» здесь идет еще дальше. Они лживо и нагло приписывают собственный комплекс неполноценности тем из своих соотечественников, для кого не хуторянская «шароварная» этнография, а великая общерусская культура являются родными и любимыми. Оскорбительные клички «малоросс», «янычар» и т.п. придуманы ими именно для тех коренных жителей нашей страны, которые сохранили подлинную историческую память, благодаря которой жители и Великой, и Малой, и Белой, и Червонной Руси (Галиции) в течение тысячи лет твердо знали, что все они суть единая Русь, единая Русская нация. Именно у так называемых «малороссов» нет и не может быть никакого комплекса неполноценности, ибо они ощущают себя полноправными членами и творцами великой русской нации и культуры. Комплекс имеют как раз те, кто боится великого наследия великой нации и прячется в этническую «скорлупу», в свое хуторянское жлобство и ничтожество.

Таким образом, если даже и согласиться хотя бы на минуту, будто бы русским свойственен так называемый «великодержавный шовинизм», то даже и в этом случае их позиция была бы намного более предпочтительной в нравственном отношении. Ибо в ней, в отличие от мелкодержавного шовинизма «свідомих українців», абсолютно отсутствовал бы комплекс неполноценности и произрастающие на его основе злоба и мстительность – самые плебейские и низменные качества человеческой души.

На самом же деле, русское национальное самосознание никогда не основывалось и не могло основываться на шовинизме – в противном случае Русь никогда не стала бы великой Россией. Великую державу невозможно создать насилием – даже при самой великолепной армии завоеванная территория не удерживается долго, если её население не почувствует общую державу своей и не станет служить ей не на страх, а на совесть. История России свидетельствует, что абсолютно подавляющее большинство входивших в её состав народов и территорий не только делали это добровольно, но и более того, долгое время просили и умоляли русского Царя взять их под свою защиту. Еще более того, склоняясь на эти просьбы Царь очень часто шел против интересов своей державы, вовлекая её в длительные войны с сильными соседями – исключительно из нравственных побуждений защиты единоверных братьев (как это было с Малой Русью или Грузией) или защиты малых народов от хищников-паразитов (так чаще всего было с народами Азии, освобожденных Россией от ига ханств-наследников Золотой Орды).

Россия представляет собой уникальный в истории пример великой державы, созданной не на основе принципа выгоды, как создавались империи Запада, а на основе принципа братства, требовавшего постоянной жертвенности в первую очередь государствообразущего русского народа. Мелкой и жлобской душонке мелкодержавных шовинистов этого никогда не понять, и поэтому они продолжают тупо фантазировать на тему «российской экспансии». Факты же свидетельствуют о том, что Россия была и остается уникальным феноменом империи-«донора», в которой «колониям» всегда жилось вольготнее, чем самому русскому народу, несшему основные тяготы государства на себе. Даже в советский период РСФСР занимала второе место среди республик производству ВНП на душу населения (да и то после Эстонии, что весьма искусственно), но предпоследнее по потреблению на душу населения разных благ. Так что не «москали» ели чье-то сало, а как раз наоборот – и ныне Украина, после 25 лет экономической «евродеградации», доказывает это самым наглядным образом. И до чего должно быть стыдно народам, которые подобно птенцам кукушки, веками развивались и жирели за счет русских, в созданном ими государстве, а потом по-хамски оплевывают своих благодетелей, обвинив их «угнетении»! Если ныне их национальная совесть окончательно умерла, то есть еще и Божий суд, на котором все спросится сполна.

Мудрейший из античных историков Корнелий Тацит однажды заметил: «Благодеяния до тех пор принимаются с признательностью, пока за них надеются отблагодарить; но становясь слишком большими, вызывают ненависть». Очевидно, что здесь мы имеем именно этот случай. Низкая неблагодарность, неспособность осознать нравственный смысл своей истории – это проявление плебейской гордыни составляет самое «сердце» украинства.  

Обо всем этом не нужно стесняться говорить прямо. Тем более что для обоснования Тацитовского «диагноза» будет достаточно самых простых фактов, которые мы кратко сформулируем следующим образом.

В период до 1917 года Россия как государство: 1) спасла южнорусский этнос от геноцида и, вероятнее всего, полного исчезновения; 2) предоставила ему уникальную возможность расселиться на огромных территориях и увеличиться в численности более чем в десять раз – ничто подобное было бы принципиально невозможно за пределами Русского мира, там оставалась лишь роль самого отсталого захолустья, каковым была, например, Галиция до середины ХХ века; 3) обеспечила более благоприятные условия социального и культурного развития, чем у любого другого центрально-европейского этноса. В свою очередь, и советская власть на Украине никоим образом не может считаться привнесенной извне, но является столь же «автохтонной», как и в Великороссии. Поэтому все, что эта власть здесь потом делала, не может рассматриваться как внешнее насилие, но только как расплата народа за собственный выбор. Так, голод 1932-33 годов имел своей главной причиной желание выслужиться местной компартийной номенклатуры всех уровней – и в подавляющем большинстве «идейно-украинской» по национальному составу. Нет никаких фактов, которые бы свидетельствовали бы о том, что это была «политика Москвы». Голодомор устроили те же самые люди, которые проводили украинизацию – это самый принципиальный факт, который все объясняет. И украинизация, и голодомор имели для них одну и ту же цель – выслужиться перед партией за счет своего народа. А стремление нынешних «свидомых» переложить всю ответственность за грехи своего прошлого на кого-то, лишь бы избежать нравственной рефлексии и покаяния – очень характерная черта «украинского» исторического сознания, свидетельствующая о его полном отрыве от народной, христианской почвы. Эта нравственная тупость и низость, это непонимание важнейшего духовного смысла и уроков собственной истории свидетельствует лишь о крайне низкой культуре людей, ныне претендующих на роль идеологов и «интеллектуальной элиты» Украины.

Откуда же у мелкодержавных шовинистов берется такая бессовестная лживость? Не только от злобы и невежества – иногда бывают среди них люди и слегка эрудированные, и в общем-то добродушные. Здесь срабатывает особый психологический «механизм», который академик А.А. Ухтомский назвал «двойничеством». Суть его в том, что человек обвиняет другого в первую очередь в том, в чем виноват сам, тем самым занимаясь самооправданием, и лицемерно отводя упреки от себя. Чаще всего это происходит бессознательно. Такой человек видит перед собой не реального собеседника или оппонента, а своего «двойника», собственную проекцию, и поэтому, как говорит А.А. Ухтомский, «бредит сам с собой». Сам А.А. Ухтомский пишет об этом так: «Мы воспринимаем лишь то и тех, к чему и к кому подготовлены наши доминанты, т.е. наше поведение. Бесценные вещи и бесценные области реального бытия проходят мимо наших ушей и наших глаз, если не подготовлены уши, чтобы слышать и не подготовлены глаза, чтобы видеть… Пока человек не освободился еще от своего Двойника, он, собственно, не имеет еще Собеседника, а говорит и бредит сам с собою… завистнику и тайному стяжателю чудятся и в других стяжатели; эгоист именно потому, что он эгоист, объявляет всех принципиально эгоистами. Везде, где человек осуждает других, он исходит из своего Двойника, и осуждение есть вместе с тем и тайное… самооправдание»[8].

В народной мудрости это парадоксальное явление схвачено в известной поговорке о том, кто громче всех кричит «Держи вора!». Кричит сам вор для того, чтобы отвлечь от себя внимание. Характерными примерами этого служат уже упомянутые обвинения русских в «шовинизме» (с целью «оправдания» и маскировки собственного шовинизма) или приписывание собственного комплекса неполноценности тем, кто как раз от него избавлен. Другой характерный пример – разглагольствования украинских шовинистов на тему Переяславской Рады. Благодаря этому событию, то есть благодаря великой совести русского Царя и всего его народа, ввязавшегося ради спасения единоверных братьев от геноцида в абсолютно не выгодную для себя войну с двумя более сильными в то время противниками (Польшей и Турцией) и существует современная Украина и населяющий ее народ – в противном случае шансов сохраниться у него практически не оставалось. В ответ на это благороднейшее жертвенное деяние, как известно, была не только братская поддержка и верность малороссийского народа, но и систематическое подлое предательство тогдашних местных шовинистов – от Выгодского до Мазепы, многократно и по дешевке продававшихся всем подряд в расчете на эгоистическую выгоду. И вот нынешние их последователи добрехались до того, что стали обвинять в предательстве именно тех, кто спас их предков от гибели! Мир с Польшей, остановивший почти десятилетнюю бойню, объявляется «зрадою москалей»! А чего стоит миф о «военном союзе»! Эти невежды, всюду кричащие о своей «европейскости», очевидно, даже не знают, что по тогдашним нормам европейского международного права союзы могли заключаться только между коронованными монархами, и поэтому даже самостоятельные княжества и графства принимались только в подданство – не говоря уже о не имеющем никакого юридического статуса сборище людей, составлявшем Войско Запорожское. Кажется, что в этом вопросе украинские идеологи вообще утрачивают всякую способность к разумному мышлению, превращаясь в каких-то зомби своей мифологии. Представьте себе, например: заключил король Англии с королем Франции в середине XVII века такой вот «военный союз», и сразу же из Англии по всей Франции разъехались чиновники, принимая у всего населения присягу подданства английскому королю, а в Париже и других городах становятся английские гарнизоны. Вот именно такой якобы «союз» и был заключен в 1654 году в Переяславе.

Еще одним примером, отличающимся особой лживостью и лицемерием, являются частые заявления о том, что русские якобы «ненавидят все украинское» и т.п. Впрочем, ни одного реального факта такой «ненависти» никто так и не смог назвать по той простой причине, что их не существует в природе. Русские любят все «украинское» просто потому, что считают его своим родным. Однако такие заявления и не нуждаются ни в каких фактах – они нужны именно для того, чтобы «оправдать» собственную ненависть ко всему русскому, в основе которой лежит примитивная плебейская зависть перед величием русской истории и культуры и чувство неполноценности.

Самый яркий пример лицемернейшего «двойничества» – это миф о «русификации», который используется украинскими идеологами как раз для лицемерного прикрытия реальной политики насильственной украинизации – для развязывания откровенной войны против русского языка и культуры как минимум половины граждан Украины. Сама ситуация, когда половина населения страны не имеет своего языка в качестве государственного, в современном мире является совершенно уникальной и беспрецедентной – кроме Украины, таких стран вообще нет. Однако вместо признания столь очевиднейшего факта, на фоне которого все разговоры о «демократии» на Украине просто смешны – продолжают рассказывать сказки о «русификации», которой на самом деле вообще никогда не было. Как известно, основы светской русской культуры были созданы в XVII веке именно южноруссами, – в том числе и светский литературный язык: «Грамматика» М. Смотрицкого и «Лексикон словено-росский» П. Беринды, написанные в Киеве ещё в период его пребывания в составе Речи Посполиттой, были школьными учебниками по всей Российской империи до конца XVIII (и учившиеся по ним «зело дивишася» бы, если бы им кто-то сказал, что они учат не русский, а некий «украинный» язык). В XIX веке в Российской Империи не существовало никаких проблем с распространением письменности на «малороссийском наречии», причем центром издания этой литературы был Санкт-Петербург (в 1818 году там даже была издана «Грамматика малороссийского наречия» А. Павловского, а в 1840 – «Кобзарь» Т. Шевченко). Честные и научно грамотные украинские авторы признают, что подобное было в то время совершенно немыслимо ни в одной из западноевропейских стран, где местные языки всегда системно искоренялись и поэтому к настоящему времени практически исчезли[10].

То же самое происходило и поныне происходит в период интенсивных украинизаций, начатых большевиками и ныне продолжаемых их националистическими последователями. Полный провал всех этих кампаний заставил украинских идеологов сфабриковать концепцию так наз. «русификации», которая якобы и привела к переходу на общерусский язык более половины южноруссов и их упорное нежелание изучать «ридну мову».

Своего рода «шедевром» такой фабрикации стало письмо-трактат литературного критика Ивана Дзюбы в ЦК КПУ «Интернационализм или руссификация?» (1965). Главное требование Дзюбы – возобновить политику насильственной украинизации 1920-30-х. Дзюба обвиняет большевиков тех лет в том, что они оказались недостаточно последовательны и отступили, встретив стихийное сопротивление не только населения, но и низового звена самих коммунистов. Однако самое интересное в названом опусе даже не это, а сам «метод» доказательства существования политики «русификации». Если кто-то захочет найти там цитаты из партийно-государственных постановлений, предписывающих что-то или кого-то «русифицировать», то будет весьма разочарован, ибо обнаружит нечто прямо противоположное: массу украинизаторских постановлений разных лет (отнюдь не только 1920-30-х), массу таких же цитат из «классиков» и из выступлений партийных деятелей, неустанно клеймящих пережитки «великодержавного шовинизма». Но как же всё-таки Дзюба «доказывает»? А очень просто: ссылаясь на сам факт массового распространения русского языка и невостребованности украиноязычной печатной продукции. «Позвольте! – воскликнул бы любой непредубежденный исследователь, – Но ведь на это могли быть и совсем иные причины, а вовсе не государственная “русификация”! Например, стихийная реинтеграция южноруссов в единое русское культурно-языковое пространство, облегченная стремительным развитием массовых коммуникаций в ХХ веке и вообще тяга к русской культуре, одной из самых мощных в мире». И будет совершенно прав. Все прекрасно помнят книжные магазины, заваленные изданиями на украинском языке, регулярно списываемыми в макулатуру, и украинские классы по 7-8 человек, в которые никто не хотел идти и соблазнялся лишь обещаниями всяческих льгот, и многие другие прелести украинизации, просуществовавшие до самой перестройки. Весьма показательно и то, что общий тираж изданий на украинском языке в конце 1980-х годов более в 10 (!) раз превышал нынешний. К сожалению, все эти процессы еще не дождались своего систематического исследования, которое всё поставило бы на свои места. В частности, легко показать, что уменьшение доли украиноязычного образования всегда имело догоняющий характер по отношению к процессам естественного перехода на русский язык вследствие урбанизации и информатизации общества – т. е. по причине его реальной невостребованности самим населением, а вовсе не по причине «насильственной русификации».

Насильственной всегда была именно украинизация, которая на самом деле осуществлялась на протяжении всего советского периода, имея в 1920-30-х агрессивно-наступательный характер, а в остальное время лишь более мягкий и «ненавязчивый». Поэтому «именно победа большевиков и их национальной политики обеспечила формирование отдельной украинской национальной идентичности и закрепила раскол русской нации»[12].

Заметим, что эта ситуация является далеко не новой и вообще «классической» для всех, становящихся адептами украинизма. Наблюдавший за событиями 1918-1920 годов будущий академик Н.К. Гудзий сделал важный вывод: «Самостийники и количественно и качественно… незначительны и вербовались они или среди галичан, или среди тех, кто на всякой политической идеологии способен был делать себе карьеру… Для кого большая духовная культура России была пустым звуком, о тех можно сказать, что за душой ничего у них не было и, отказываясь от России, им терять было нечего»[14] (она и стала примером для нынешней). Тем самым, совершенно очевидно, главной психологической и экзистенциальной предпосылкой «идейного» украинизма всегда была и остается именно неспособность к восприятию великой культурной традиции, стремление к резкому снижению культурного стандарта.

Подобных свидетельств существует множество. Например, в мемуарах Павла Скоропадского читаем:«Узкое украинство – исключительно продукт, привезенный нам из Галиции, культуру каковой целиком пересаживать нам не имеет никакого смысла: никаких данных на успех нет и это является просто преступлением, так как там, собственно, и культуры нет. Ведь галичане живут объедками от немецкого и польского стола. Уже один язык их ясно это отражает, где на пять слов – 4 польского или немецкого происхождения… Великороссы и наши украинцы создали общими усилиями русскую науку, русскую литературу, музыку и художество, и отказываться от этого своего высокого и хорошего для того, чтобы взять то убожество, которое нам, украинцам, так любезно предлагают галичане, просто смешно и немыслимо»[16]. Это естественно – ведь поскольку для того, чтобы стать «самостийником», нужно не иметь никакого понятия о русской культуре, то тогдашние местечковые евреи годились на эту роль даже намного лучше, чем «коренные» малороссы. (Подобное явление наблюдается и в наше время, хотя и в меньшем объеме).

Совершенно аналогичный процесс наблюдался и в период распада СССР, когда республиканские партноменклатуры «приватизировали» свои республики под видом «независимых» государств. Не может не вызывать удивление тот факт, что это произошло почти без какого-либо сопротивления русскоязычных граждан, составляющих около половины  населения Украины (а с тех пор его доля еще увеличилась). Это произошло потому, что русскоязычные после 70 лет советского эксперимента над русским народом практически утратили свою национальную идентичность и свою подлинную историческую память. Поэтому, как отмечает С.Н. Сидоренко, «количественно ничтожная часть нынешних граждан Украины, – включающая население трех областей Галиции и кучку “национально свидомых” киевских “интеллектуалов”, – которая имела хоть и примитивную, но собственную идеологию, состоящую из самохвальства и завистливой враждебности ко всему русскому – легко смогла подчинить себе всю эту огромную пусто­ту, наполнив ее своей идеологией»[18]. Современная Украина является характернейшим примером реализации всего перечисленного. Однако когда деградация «разрозненных маргиналов» и иллюзорность «евромечтаний» станут очевидными большинству населения, украинизму придет быстрый конец – и этот процесс уже начался.

Тот печальный, но одновременно и обнадеживающий факт, о котором пишет С.Н. Сидоренко, еще раз доказывает, что совершенно неправильно, как это, к сожалению, часто бывает, рассматривать украинство как нечто внешнее, навязанное извне и именно противо-стоящее Русскому миру. Действительно, украинство всегда активно использовался и поощрялся извне, – но в своих подлинных истоках это именно внутренняя русская болезнь. Украинство – это внутренняя экзистенциальная и нравственная болезнь самого Русского мира, неизбежное следствие отхода от христианских ценностей жизни, на смену которым пришли позывы животной натуры в человеке, в том числе и этнический эгоизм. Это разновидность русского «западничества» и особой русской «смердяковщины», патологически обострившаяся на этнической почве, а также на почве утраты исторической памяти и элементарного бескультурья. Соответственно, и преодоление украинства может быть только свободным нравственным актом народа по возвращению к своим исконным ценностям.

Именно этот процесс будет главным вопросом истории в ближайшие десятилетия, а его результат зависит исключительно от личных усилий людей, борющихся с этой тяжкой духовной болезнью. Если Украине не удастся ее преодолеть и дефашизация страны не произойдет, то ее неизбежно ожидает еще более глубокая деградация и окончательный распад. К сожалению, в настоящее время именно этот вариант развития событий кажется наиболее вероятным.










[2]Олесь Бузина. Национализм как прибежище негодяя. 09.09.2009. // Эл. ресурс: http://www.sevastopol.su/world.php?id=15000



[4]Трубецкой Н.С.К украинской проблеме // Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. – М.: Наука, 1995. – С. 373.



[6]Сидоренко С. Украина – Россия: преодоление распада. – МиП, 2006. – С. 257.



[8]Там же. – С. 170.



[10] Архівні документи Валуєвського циркуляра 1863 року та їх сприйняття // Дніпро. – 2001. – №1-2. – С. 72-73/



[12]Сидоренко С. Украина – Россия: преодоление распада. – С. 247.



[14]Вернадский В.И. «Я верю в силу свободной мысли…» Письма 1924-1927 гг. // Новый мир. 1989. – № 11. – С. 220. 



[16]Вернадский В.И. Там же.



[18] Панарин А.С. Россия в социокультурном пространстве Евразии // Москва. – 2004. - № 4. – С. 185.



Последние публикации

Последние публикации сайта