Публикации Самонкина Юрия
  • Регистрация
Самонкин Юрий

Самонкин Юрий

Председатель коллегии АНО "Центр Исследований, Сохранения, Поддержки и Развития Евразийства"

9681140361

 

Тимофей Бордачев, к. политических н., программный директор Фонда клуба «Валдай»,  директор ЦКЕМИ НИУ ВШЭ. Москва, 1 августа 2017 г.


Государства Большой Евразии разделяют значительное количество общих интересов, хотя взгляды на такие базовые категории, как суверенитет и легитимность государственного управления, между «основной Евразией» и её западной периферией существенно различаются. Это противоречие необходимо вписывать в общую систему отношений в области безопасности. В противном случае то, что сейчас выглядит как простая демонстрация флага сможет привести к серьёзным конфликтам.

В середине прошлого месяца несколько военных кораблей Китая впервые зашли в акваторию Балтийского моря для совместных с российским флотом учений. Официально целью учений была отработка взаимодействия в целях обеспечения безопасности перевозки морских грузов в рамках транспортных коридоров Экономического пояса Шёлкового пути (ЭПШП). Годом ранее, в сентябре 2016 года, группа российских военных кораблей участвовала в совместных с китайскими моряками учениях в Южно-Китайском море.

Таким образом, китайско-российское военное сотрудничество окончательно вышло за рамки непосредственной географической периферии этих стран. Оба события делают очевидной необходимость нового подхода к тому, как мы видим международную безопасность в Евразии.

Большинство наблюдателей, в первую очередь – на Западе, истолковали и то и другое событие, как простую демонстрацию Москвой и Пекином поддержки друг друга на наиболее конфликтных направлениях. Мероприятия в чистом виде дипломатические и не имеющие серьёзного значения в системном отношении. Вместе с тем эти события стали яркой иллюстрацией того, что в современном мире проблемы безопасности уже не имеет смысла обсуждать только на местном или же сразу глобальном уровне. Ни один из конфликтов не остаётся уже исключительно двусторонним, либо замкнутым по своему влиянию на один конкретный регион. Соответственно, должны совершенствоваться международные механизмы и институты для предотвращения этих конфликтов или их урегулирования в том случае, если первое потерпело неудачу.

Прежде всего в обсуждении нуждается вопрос – необходимо ли стремиться к максимальной локализации форматов обсуждения проблем безопасности или нужно наоборот – максимально стремиться к их рассмотрению с участием всех потенциально заинтересованных сторон? Думается, что в современных условиях локализация уже невозможна. Поэтому смысл имеет вести разговор в первую очередь о пределах расширения числа заинтересованных сторон и критериях их вовлечения. Здесь важными категориями могли бы быть объёмы реальных – экономических и политических – интересов, а также присутствие особых отношений с непосредственными участниками конфликта. 

В какой степени конфликт между Россией и Западом, формально начавшийся после переворота на Украине, затрагивает интересы Китая или любой другой крупной державы Евразии? Напрямую – в незначительной. Но в более широком смысле и долгосрочной перспективе – крайне серьёзно. Поскольку влияет на потенциал реализации важнейших китайских инициатив, участие в которых как России, так и стран Запада одновременно является необходимым. Так, например, паралич взаимодействия между Россией и такими странами НАТО, как Польша, после 2014 года является уже прямым препятствием для совершенствования системы транспортно-логистических коридоров, которые должны соединить китайский, казахстанский, российский и западноевропейский рынки. Польская сторона по политическим причинам отказывается от участия в проектах, в которые должна быть вовлечена Россия. Отдельные представители стран Восточной Европы настаивают на развитии коридоров в обход России – через Казахстан, Каспийское и Черное моря. Но экономически такие проекты являются практически бессмысленными. В первую очередь вследствие многократного повышения цены транспортировки грузов. В долгосрочной перспективе качество отношений России с европейскими странами может оказать существенное влияние на то, получат ли серьёзное практическое развитие китайские планы по сопряжению в Евразии.

А кроме того конфликт России и Запада в принципе создаёт дополнительную напряжённость в международной среде. Китай в такой напряжённости совершенно не заинтересован, поскольку объективно стремится и далее «копить силы». Хотя вторая часть этой формулы Дэн Сяопина – «держаться в тени» – уже гораздо менее актуальна, Пекин, как считают авторитетные наблюдатели, прекрасно осознаёт, что время всё равно на его стороне. И чем дальше по времени будет отложено прямое столкновение с США, тем больше шансов его выиграть, либо вообще добиться своих стратегических целей без прямой конфронтации. Однако Россия является единственной значительной крупной державой, отношения которой с Китаем можно охарактеризовать как откровенно дружеские. Такого не скажешь, например, о такой крупной и обладающей ядерным оружием соседке Китая, как Индия.

Это, а также уникальный характер отношений между руководителями Китая и России, определили ту помощь, которую Пекин оказал Москве в непростые для нее 2014 – 2016 годы. Поэтому Китай может считаться стороной, которая от конфликта России и Запада выиграла, однако стоит отметить, что эта сторона была крайне заинтересована в разрешении данного конфликта. То же самое, кстати, можно сказать о таких значимых странах, как Япония или Южная Корея. Оба государства не хотят продолжения или эскалации конфликта вокруг Украины, поскольку он напрямую угрожает их инвестиционным планам в России. Почему эти страны никак не участвуют в обсуждении вопросов европейской безопасности?

Равным образом и конфликты вокруг Корейского полуострова или в Южно-Китайском море напрямую могут затрагивать российские интересы в области безопасности. В первую очередь потому, что каждое обострение здесь ведёт к дискуссиям о перенастройке двусторонних отношений России и Китая. События весны 2017 года показали, что новая администрация США будет проводить в отношении Китая более провокационную политику. Пытаться давить и шантажировать Пекин по любому поводу. Хотя пока такая тактика и не приносит результатов, но она актуализирует для китайской дипломатии вопрос о необходимости формального союза между Китаем и Россией. Москва в таком формальном союзе вряд ли заинтересована, поскольку он не является для неё вопросом обеспечения национальной безопасности. При этом не стоит забывать о том, что Россия – значимый участник международного дипломатического процесса по северокорейской ракетно-ядерной проблеме. В июле 2017 года она даже выступила с совместными с Китаем предложениями. Почему Китай никак не вовлечён в обсуждение проблемы Донбасса и невыполнения Киевом Минских соглашений 2015 года?

Однако есть и более глубокие причины, которые делают существующие системы региональной безопасности устаревшими. Во-первых, возникающие и постоянно укрепляющиеся взаимозависимости имеют уже не только региональный или глобальный характер. Одной из отличительных черт нашего времени становится постепенное формирование макрорегионов – больших, чем традиционные регионы, но всё-таки относительно локализованных в глобальном масштабе. В первую очередь речь должна идти об Азиатско-Тихоокеанском и Евразийском макрорегионах. Такие интеграционные инициативы, как Евразийская интеграция, Региональное всеобъемлющее экономическое партнёрство, инициатива сообщества Большой Евразии и даже – замороженное, впрочем, пока – Транстихоокеанское торговое партнёрство – все они указывают на значительное укрупнение тех экономических и отчасти политических сообществ, с которыми мы имеем дело в регионе.

В какой-то степени предтечей наблюдаемых в Азии и Евразии процессов была, как это ни странно, политика соседства, предложенная Евросоюзом странам к югу и востоку от него после расширения 2004 – 2007 годов. Однако между данной инициативой и возникающими в наши дни концепциями и форматами совместного развития в Евразии существует принципиальная разница. В основе «политики соседства» лежала совершенно порочная идея о так называемой «Европе концентрических кругов». Эта идея возникла в 1990 годы как ответ на вопрос о том, как структурировать отношения с теми соседями ЕС, вступление которых в Союз невозможно. Предполагалось, что решающим критерием участия той или иной страны, будь то государства Магриба, Ближнего Востока или Восточной Европы, станет качество их отношений с «ядром» – Европейским союзом. То есть такие отношения не предполагали даже гипотетического равенства, должны были стать сугубо вертикальными и основанными на нормативной субординации периферии по отношению к центру.

Этот проект провалился в своей изначальной функции. Он оказался абсолютно неуспешен как инструмент, который позволит избежать конфронтации и направить усилия на достижение целей развития на пространстве от Марракеша до Владивостока. По признанию одного из авторов политики «соседства», бывшего шведского премьера и министра иностранных дел Карла Бильдта, «мы хотели вокруг ЕС кольцо друзей, а получили кольцо огня». Крупнейшими достижениями «партнёрства» стала серия ни к чему не обязывающих соглашений с Арменией и Казахстаном, а также силовой захват Украины через поддержку там националистического государственного переворота зимой 2013 – 2014 годов. Который, напомним, привёл к потере этой страной части территории и жестокой гражданской войне.

Но даже с учётом того, что Евросоюзу удалось оторвать Украину от России, ценность данного приобретения остаётся под вопросом. Нет сомнений в том, что украинские власти будут последовательно ставить вопрос о перспективе вступления их страны в ЕС. Это будет вести к многочисленным проблемам и дискуссиям между Киевом и европейскими столицами. Что в свою очередь указывает на важнейшую проблему внешней политики Евросоюза – в тех случаях, когда он не может предложить своим клиентам перспективу членства, его влияние на них становится ограниченным. Опыт отношений с Турцией говорит совершенно о том же. Как только возможность вступления страны в ЕС стала окончательно иллюзорной, влияние Брюсселя на Анкару резко сократилось.

Таким образом, в случае с политикой построения широких сообществ силами ЕС мы видим пример очевидных системных ошибок, продиктованных историей и природой отношений европейских колониальных держав с окружающим миром. Так макрорегиональное сообщество не построить. То, что виделось 20 лет назад как зона всеобщего относительного развития под «мудрым патронажем» Европы, превратилось в кровоточащее пространство, состоящее из осколков стран и государств, терзаемых серьёзными внутренними конфликтами. Более того, начал съёживаться сам Евросоюз, переговоры о выходе из которого начала Великобритания. Отметим, кстати, что отложенное пока на полку Транстихоокеанское торговое партнёрство было по замыслу гораздо более равноправным для всех игроков, не основывалось на политическом доминировании одного центра и формально предполагало равную выгоду для всех.

Новые партнёрства в Азии и Евразии формируются по совершенно иным принципам, центральным из которых должен стать демократизм. Причина здесь в том числе – и отсутствие явного доминирующего лидера. Лидера, который был бы способен и стремился предложить другим модель унифицированного и отцентрованного на него развития.

Иногда в попытках проведения такой стратегии упрекают Китай. Многими наблюдателями на Западе и в Азии инициативы, которые предложил на саммите «Один пояс, один путь» в мае 2017 года глава КНР истолковывались как якобы отражающие желание построить китаецентричную систему отношений в Азии и Евразии. Однако такие упреки видятся абсолютно необоснованными. Тому есть несколько причин.

Во-первых, у КНР нет исторического опыта построения формализованных однополярных структур межгосударственного взаимодействия. Спору нет, инициатива «Одного пояса, одного пути» может гипотетически рассматриваться как современное, цивилизованное и выгодное для всех издание традиционной политики Китая в отношении своих соседей. Но в этом случае круг участников такого союза будет неизбежно ограничен весьма узкой группой государств.

Во-вторых, в Евразии, кроме Китая, присутствуют по меньшей мере три игрока, которые имеют важнейшее значение для перспектив реализации китайских инициатив, но не могут быть младшими партнёрами. Это военная сверхдержава Россия, колоссальная по своим масштабам Индия и решительный Иран. И, наконец, сам Китай, конечно, не может быть заинтересован в дальнейшей антагонизации по отношению к себе со стороны малых и средних стран Азии и Евразии. Такой антагонизацией немедленно воспользуются внерегиональные игроки, что приведёт к параличу китайских инициатив в сфере сотрудничества и развития.

Конечно, то, насколько удастся погрузить мощь Китая в Большую Евразию, будет оставаться важным вопросом. Опыт Германии, растущее могущество которой после объединения погрузил в европейскую интеграцию покойный канцлер Гельмут Коль, является неоднозначным. Сначала последствия этого решения были положительными. Однако при канцлере Ангеле Меркель германские политики, очевидно, пожертвовали развитием всей Европы в пользу развития именно их страны. Германия стала главным получателем выгоды от европейской интеграции, что сказывается на доверии к ней других стран ЕС и стабильности всей конструкции. Видимо, в долгосрочной перспективе, если германское лидерство в его нынешнем виде продолжится, то оно приведёт к частичному осыпанию ЕС. Поэтому опыт взаимодействия Германии и других стран ЕС последние 20 лет также нуждается в глубоком изучении. И этот опыт говорит о необходимости крайне внимательно относиться к вопросу о роли объективно наиболее мощного в экономическом отношении игрока при создании макрорегиональных партнёрств.

Выдвижение в 2016 году российской инициативы сообщества Большой Евразии нацелено именно на снятие причин для опасений такого плана. Целью России является создание такой международной среды, в которой энергия Китая будет направлена на решение задач развития – как его самого, так и других государств. Важнейшей предпосылкой здесь является создание условий для максимально равноправного и демократического участия всех заинтересованных стран, безусловного уважения суверенитета. Кроме того, такое сообщество не должно быть формально ограничено неким географическим пространством. Не должно вестись дискуссии о том, что есть Евразия на пространстве от Атлантики до Южно-Китайского моря, а что – нет. Такая дискуссия применительно к понятию Европа, напомним, уже годами отравляет отношения между Россией и странами к западу от неё. Именно поэтому вопрос об исключении государств Восточной и Западной Европы, в том числе входящих в Европейский союз, из числа важных евразийских партнёров никем не ставится. Европейские страны – важнейший источник инвестиций, технологий и торговый партнёр для России, Китая и других стран «основной Евразии».  

Таким образом, уже сейчас совершенно очевидно, что Большая Евразия и АТР приобретают черты взаимосвязанных макрорегионов, бо́льших, чем Европа, Азия или «основная Евразия» взятые по отдельности. При этом Большая Евразия является географически более локализуемым пространством. В ней нет непосредственного физического присутствия территорий государств, отделённых от основной суши мировым океаном. Она ограничена на Востоке, Западе, Севере и Юге четырьмя океанами – Северным Ледовитым, Атлантическим, Тихим и Индийским. Большая Евразия внутри себя связана развивающимися транспортно-логистическими коридорами «Восток – Запад и «Север – Юг», среди которых одним из важнейших является российская Транссибирская железная дорога. По периферии Большая Евразия опутана сетью морских торговых путей, которые, как показывают расчёты, будут в обозримой перспективе наиболее выгодными для транспортировки основных товаров, производимых в Азии. Хотя укрепление производственной базы в центре континента должно будет вести к постепенному насыщению и сухопутных коридоров.

Но есть одна существенная проблема. В Евразии нет ни одной площадки даже для обсуждения вопросов макрорегиональной безопасности. Существующее ОБСЕ включает в себя Западную и Восточную Европу, пространство бывшего СССР, но обходит Иран, Монголию, Афганистан, Пакистан, Индию или Республику Корея. Включает в себя, например, Великобританию, но не Японию, США и Канаду, но не включает Китай. Возникает очевидный вакуум международных институтов в сфере безопасности. Ликвидации этого вакуума может способствовать реформа того, что сейчас называется ОБСЕ.

Эта организация является, помимо НАТО, одним из очевидных пережитков и реликтов холодной войны. Инструментально её предтеча – Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе – создавалась как способ достижения дипломатических целей именно того времени. Для СССР это была цель заключить со странами Запада своего рода «мирное соглашение» о нерушимости границ после Второй мировой войны. Для Запада – средством подцепить СССР на крючок так называемой «третьей корзины» и сделать обсуждение внутриполитических вопросов частью дипломатического диалога. СССР исчез в 1991 году, но страны Запада продолжают использовать ОБСЕ для попыток вмешательства во внутренние дела своих партнёров. Кроме того, ЕС и США монополизируют повестку ОБСЕ, предотвращая серьёзное обсуждение тех вопросов, которые им не интересны. Это уже привело к деградации ОБСЕ и потере участия в ней смысла для таких важных игроков, как, например, Россия.

Поэтому ОБСЕ, очевидно, исчерпала свой потенциал и должна быть принесена в жертву новым стратегическим обстоятельствам, складывающимся в наши дни. В первую очередь – формированию макрорегиона Большой Евразии, как обширного пространства пересекающихся интересов в сфере международной экономики и политики. Изучив позитивный и особенно негативный опыт ОБСЕ, имеет смысл инициировать создание нового международного института безопасности в Большой Евразии. С участием максимального количества государств этого макрорегиона. Для России участие в институте региональной безопасности Китая, Ирана, Индии и других может стать важным активом внешней политики.

Почти двести лет назад канцлер Австрийской империи Клеменс Меттерних писал, что в реальности любое государство уже не может рассматривать свою безопасность в отрыве от безопасности остальных. Государства Большой Евразии разделяют значительное количество общих интересов, хотя взгляды на такие базовые категории, как суверенитет и легитимность государственного управления между «основной Евразией» и её западной периферией, существенно различаются. Это противоречие необходимо вписывать в общую систему отношений в области безопасности. В противном случае то, что сейчас выглядит как простая демонстрация флага сможет привести к серьёзным конфликтам.

Источник: http://ru.valdaiclub.com/

TMjy nxw7hM

7BIkfC7yj1Q

 

5 августа 2017 года, В пг. Фряново прогремел и прозвучал Live Jam2017

Сцена с 15 часов дня и до 22 часов вечера, приняла 9 коллективов на сцене. Зажгли на сцене очень ярко без исключений все группы выступавшие на фестивале. Приятным сюрпризом было появление на сцене "Бодарьи", сольный проект человека-оркестра как себя называет сама Дарья Богданова. И по публики было видно, что ее ждали, так же с нетерпением как и всех остальных участников.

Интересной группой оказалась "SKYSCRAPER", молодой начинающий коллектив порадовал слаженностью и прекрасным вокалом. А группа SVO взорвала парк своим профессионализмом, во время выступления группы  другие участники фестиваля смотрели как выступают тяжеловесы. 

Специальным гостем фестиваля,  была одна из лучших и современных рок-коллективов группа "Третий Рим". Что соответственно было источником неподдельных эмоций и радости фанатов, а так же тех кто пришёл просто посмотреть на любимую группу и поддержать ее во время выступления.

Наш сайт worldrussia.com и "Неслабое Радио", объявили:-что с этого фестиваля мы совместно с организаторами фестиваля будем совершенствовать и делать этот фестиваль еще лучше и интереснее.  Мы подарили всем группам сертификаты на звучание их треков в эфире "Неслабого Радио". 

И теперь ваши любимые Рок -коллективы можно будет услышать на "Неслабом Радио", как только любимые треки попадут в плейлист радио. 

А если у вас под рукой не окажется ноутбука чтобы нас слушать, вы можете загрузить андройд приложение "Неслабого Радио" и всегда быть с нами на связи и слушать только качественную музыку.

Позже на нашем сайте мы выложим фото и видео отчет мероприятия. А так же проведем опрос на самую лучшую группу среди выступавших групп.


Мы выражаем благодарность Алексею Попову и всем остальным организаторам, ребята вы молодцы ! Так держать! Фестиваль превзошёл все ожидания!

8888

 

 

Интервью с Меир Ландау писателем и публицистом глава "Центра геополитических исследований "Евразия".

Редактор WorldRussia.com, Захаров Дмитрий побеседовал с  Меиром Ландау писатель, публицист, глава "Центра геополитических исследований "Евразия"

Дмитрий. Добрый день меир, рад знакомству. Давайте поговорим о проблемах ЕАЭС?

Меир. Здравствуйте, я тоже рад знакомству с Вами, давайте обсудим ЕАЭС, почему бы и нет.

Дмитрий. В чем для вас самая главная проблема интеграции на пространстве ЕАЭС? 

Меир. Главная проблема интеграции является той же что и во времена существования Варшавского Договора. Здесь нужно понимать, что противостояние идёт не между нациями и государствами, а между цивилизациями и корпорациями за свои экономические интересы. И самое главное, что ЕАЭС, в отличие от своих политических противников, не использует те методы борьбы, которые использует ЕС и США против ЕАЭС. ЕАЭС либо слишком увлекается политической скромностью, либо ещё не признал что идёт война.

Дмитрий. Когда возможно полное сопряжение программы Китая Новый Великий Шёлковый путь и программы интеграции ЕАЭС по вашему? 

Меир.  Я не думаю что данная программа как-либо мешает интеграции. Усиление Китая и России, прежде всего экономическое, это крах западной цивилизации в принципе. Поэтому реализация лозунга «Один Пояс — Один Путь» это и наш, в том числе, реванш после развала Советского Союза. 

Дмитрий. Какая страна по вашему мнению станет 6-й участницей ЕАЭС? 

Меир.  Иран. Я думаю, что это будет Иран. 

Дмитрий. Сможет ли Монголия вступить в ЕАЭС? 

Меир. Это зависит от политического руководства страны. Проблема не в том, вступит или не вступит Монголия, а захочет ли этого Китай. Китай рассматривает Монголию как территорию своих интересов. 

Дмитрий. В 2025 году по плану должна появиться единая волюта ЕАЭС, как выдумаете это возможно? 

Меир.  Конечно.

Здесь важен момент что это будет за валюта: валюта какого-то государства, или просто Единая валюта. Введение единой валюты, как вы понимаете, это страшный сон США. Поэтому она будет обязательно

Дмитрий. Меир, спасибо за такое интервью, я надеюсь мы снова встретимся и обязательно побеседуем спустя время и посмотрим что произошло на Евразийском пространстве.

Меир.  Спасибо и вам, до новых встреч.

i

 

Нынешний конфликт, в суверенной Украине, прежде всего, несёт огромные угрозы, как для Российской Федерации, так для Европы, и всего остального цивилизованного мира. Сам по себе Украинский кризис, имеет сложную природную характеристику, так как в нём переплелись множество событий и исторических параллелей.

 

Первая параллель заключается, прежде всего, в том, что население Донецкой и Луганской народных областей, изначально заявили о своём принципиальном не согласии, с итогами Февральского государственного переворота, которой произошёл в Киеве, итог полная смена власти и формирование тоталитарной модели нового Украинского государства. Первоначально население Юго-востока выдвигала достаточно адекватные политические требования, к новому Украинскому руководству, о Федерализации самой Украины, и придании русскому языку, статуса второго государственного.

Эти требования не были услышаны со стороны нового избранного президента Украины Петра Порошенко, началась Карательная операция против мирного народа Юго-востока, которая уже унесла жизни тысяч граждан Украины, привела к последствии настоящий Гуманитарной катастрофа, и полномасштабной миграции беженцев на территорию Крымского Федерального округа и Российской Федерации в целом. В настоящее время Луганская и Донецкая область, в ходе весеннего референдума, на основании свободного волеизъявления её граждан, получили особый правовой статус народных республик, с выборными местными органами власти, которые впоследствии заявили о полном своём государственном суверенитете, от Украины, в образовании нового, пока ещё не признанного со стороны международных организаций, государство Новороссии, с последующей интеграцией в Таможенный и Евразийский Экономический Союз.

Вторая параллель данного кризиса, заключается, прежде всего, внутри самой Украины, а точнее в её  Европейском выборе, как таковом. Здесь мы имеем потрясающее явление комплексного и насильственного навязывания украинскому обществу, целого ряда стереотипов об «Евроинтеграции», как единственного верного пути развития страны, альтернативы ему нет и не будет, по мнению ряда руководителей Украины. Практически  начиная с 1991 года, в СМИ и через Западной финансовой поддержки, ряда Неккомерческих организаций и фондов, идёт пропаганда данного вектора. Ради этого вектора, по словам активистов Евромайдана, они и избивали и поджигали сотрудников правоохранительных органов и милиционеров, громили кварталы, захватывали государственные учреждения силой, проводили насильственную политику запугивания в адрес тех своих соотечественников, кто не согласен с таким «Цивилизованным Европейским» выбором. Очевидный факт, что между противниками и сторонниками подписания договора об Ассоциации с ЕС, можно было найти мирный компромисс. Путём правового оформления, разных торговых режимов для двух частей Украины, по аналогии с Данией и Гренландией, которая не входит вместе с первой в ЕС. Казалось бы, все стороны, должны быть заинтересованы, в прекращении боевых действий на Юго-Востоке. Так как они наносят ущерб самой экономике, и провоцируют на дальнейшую эскалацию конфликта. Однако новые руководители Украины, не хотят признавать демократическое право народа на самоопределение, разговаривая исключительно языком ультиматумов и угроз, любые попытки поставить под сомнение их правоту, вызывает у них исторические приступы агрессии и истерии. Любой народный политик, журналист или простой гражданин, осмелевший усомниться в правоте позиции Киевского руководства, тут же подвергается унижению и избиению, а местные спецслужбы, заводят на данного человека уголовное дело, по факту государственной измене.

В полном соответствии нарушая основные принципы международного право и самой демократии, провозглашенные в виде различных нормативно-правовых актов и резолюций генеральной ассамблее  Организации Объединённых наций.  Наиболее яркое отношение Запада к Украине, выразил ещё когда-то прусский канцлер Бисмарк, заявив, что «Могущество России может быть подорвано только отделением от неё Украины…. Необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России, стравить две части единого народа и наблюдать, как брат будет убивать брата». Вслед за этим, своё отношение к Украине, выразил З. Бжезинский, в своей книге «Великая Шахматная Доска», цитирую дословно отрывок « Россия без Украины, перестаёт быть Евразийской империей». Таким образом, главная же цель Украинского кризиса, заложена в геополитической прогрессии и стремлении Запада, при помощи Евроассоциации оторвать Украину от России, и противопоставить её, сделать вражеское славянское государство, которая будет центром борьбы против России.

После подписания соглашения Украины об Ассоциации с ЕС, данная страна не может стать полноправным участником Таможенного Союза с Россией, Белоруссией и Казахстаном. Для достижения это цели, США и ЕС организовали государственный переворот в Киеве, привели к власти своих марионеточных ставленников. По сути происходящее означает, насильственная оккупация Украины, чужды ей идеалам, без военного на того вмешательства. Технология «Цветных революций» в Евразии, опять актуальна и действенна. CША считает главной угрозой, осуществления своих мировых планов, установления контроля Евробюрократии на постсоветском пространстве, процесс Евразийской Экономической интеграции, проект который успешно втягивает все бывшие советские республики в экономическую орбиту и сферу влияния со стороны Российской Федерации.  Для пресечения участия стран блока ГУАМ, в этом выгодном  экономическом процессе, США и ЕС вложили порядка миллиардов долларов, на отрыв этих братских республик от России, путём формирования прикормленной антироссийской элиты, в отдельно взятой республике.

Порождённая ими программа Восточное партнёрство и региональная организация ГУАМ, является инструментом дипломатической агрессии, направленной на сдерживание экономического потенциала развития самой России и элементом, сохранения однополярной модели господства США, в этом богатом регионе. Однако этот проект уже даёт брешь, так как Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Армения уже отказались от  Ассоциации, выбрав союз с Россией, на базе экономической интеграции. Молдова уже после подписания ассоциации, получила внутренние проблемы, так как такие субъекты, Приднестровье и Гагаузия уже отказались быть под Европейским выбором. Грузия расплатилась за Европейский и прозападной выбор развития, отделением от неё Южной Осетии и Абхазии. Украина же потеряла Крым, а теперь, теряет своё влияние на Юго-востоке, отступая под натиском ополченцев самопровозглашённой страны Новороссии. 

Минские договоренности были подписаны больше 2 лет назад - сначала 5 сентября 2014-го, а затем дополнены 12 февраля 2015 года. Они были разработаны в ходе переговоров Владимира Путина с президентом Франции Франсуа Олландом, канцлером Германии Ангелой Меркель и Петром Порошенко в Минске.

И несмотря на то, что договоренности должны были быть выполнеными до конца 2015 года, они тормозятся до сих пор. Кто же их торпедирует? Давайте разберемся (учитывая одно важное обстоятельство - выполнять «Минск» должны с одной стороны - Киев, с другой - Донецк и Луганск, а Россиявыступает в этом договоре лишь одним из гарантов соглашений).

1. Незамедлительное прекращение огня и отвод всех тяжелых вооружений обеими сторонами на равные расстояния

Украина: Изначально условия были выполнены. Потом начались обстрелы.

ДНР и ЛНР: Выполнены.

2. Обеспечить эффективный мониторинг режима прекращения огня и отвода тяжелого вооружения со стороны ОБСЕ.

Украина: В целом выполняются.

ДНР и ЛНР: Выполняются.

3. В первый день после отвода, начать диалог о проведении местных выборов в Донбассе в соответствии с украинским законодательством «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», а также о будущем режиме этих районов на основании указанного закона.

Украина: Не выполнен.

ДНР и ЛНР: Проведено предварительное голосование (праймериз).

4. Не позднее 30 дней с даты подписания документа, принять постановление Верховной Рады Украины с указанием территории, на которую распространяется Особый режим (фактически - дать Донбасу особый статус).

Украина: Не выполнен

ДНР и ЛНР: Невозможно выполнить без Украины.

5. Обеспечить амнистию, запрещающую преследование лиц в связи с событиями в отдельных районах Донецкой и Луганской областей.

Украина: Не выполнен

ДНР и ЛНР: Не возможно без Украины

6. Обеспечить освобождение и обмен всех заложников и незаконно удерживаемых лиц на основе принципа «всех на всех».

Украина: Категорически против принципа «всех на всех». Не выполняется.

ДНР и ЛНР: Не возможно без Украины.

7. Обеспечить безопасный доступ, доставку, хранение и распределение гуманитарной помощи.

Украина: Выполняется только на своей территории.

ДНР и ЛНР: Выполняется.

8. Восстановления социально-экономических связей, включая выплату пенсий, пособий и иных выплат.

Украина: Не выполняется.

ДНР и ЛНР: Выполняется.

9. Восстановление полного контроля над госграницей со стороны Украины во всей зоне конфликта, которое должно начаться в первый день после местных выборов и завершиться после всеобъемлющего политического урегулирования.

Украина: Не выполняется из-за того, что Киев не хочет выполнять предыдущие пункты (об амнистии, особом статусе и местных выборах).

ДНР и ЛНР: Невозможно выполнить, так как Украиной не выполняются предыдущие пункты

10. Вывод всех иностранных вооруженных формирований и наемников с территории Украины под наблюдением ОБСЕ.

Украина: Настаивает на том, что в Донбассе присутствуют войска России.

ДНР и ЛНР: говорят об отсутствии войск России. ОБСЕ тоже их не находит.

11. Вступлением в силу к концу 2015 года новой конституции Украины, предполагающей децентрализацию (согласованную с представителями Донецкой и Луганской областей).

Украина: Не выполняется

ДНР и ЛНР: Не возможно, без участия Украины

Таким образом, вывод напрашивается сам, для себя. Есть две Украины, два народа, две национально-культурные идентичности. Этногеополитические векторы этих двух Украин противоположны. Украина как идентичность может сохраниться только в составе Евразийского Союза, проект который предложил В.В.Путин в октябре 2011 года. В любом другом варианте  процесс мирного урегулирования Украинского кризиса,  просто не возможен. На сегодняшний день в Донецких и Луганских народных областях, доминирует не западное влияние, а иное общественное поле. Именно оно выступает за альтернативную позицию, в вопросе внешней политики, за интеграцию в Евразийский Союз, за близость к русским и белорусам, основных принципов православия. Тут много факторов, этническая природа развития человека, общая история и культура, близость к границам России, психология и языковая среда. И этот выбор Новороссии, Киев просто обязан уважать, так как мы с вами живём в свободном, правовом, демократическом мире. Где права и свободы человека, и гражданина имеют высшую ценность. 







АВТОР СТАТЬИ: ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОЛЛЕГИИ АНО «ЦЕНТР ИССЛЕДОВАНИЙ, СОХРАНЕНИЯ, ПОДДЕРЖКИ И РАЗВИТИЯ ЕВРАЗИЙСТВА» САМОНКИН ЮРИЙ СЕРГЕЕВИЧ

Источники и литература


1.  Бисмарк О. Мысли и воспоминания. Москва: ОГИЗ. СОЦЭКГИЗ. 1940

2.  Збигнев Бжезинский «Великая Шахматная Доска». Москва, 1998

3.  Исследование Киевского международного института социологии (КМИС), по вопросу «Каким путём идти Украине? К какому союзу присоединятся» ( За две недели до Вильнюсского саммита), ноябрь 2013, Социологические исследование «Ассоциация Украина и ЕС-Перспективы и риски для российско-украинских отношений»

4.  Карсавин  Л.П.  Основы  политики  /  Л.П.  Карса-вин  // Основы Евразийства. – С. 376.

5.  Статья А. Роджерса «Ошибки Нацистов», опубликованная интернет-изданием «AnnaNews» 2 июля 2014 г.

6.  Учебное пособие «Социология Мировых Цивилизаций»- М.Издание ЛДПР 2014-112 с. 



Совещание

 

 

21 июля 2017 года в 12.00 (Ильинка, 4) в конференц-зале Общенационального союза некоммерческих организаций состоялся трёхчасовой семинар-совещание членов Союза с руководителями Комитета общественных связей города Москвы.


С приветствием к участникам совещания обратился президент Общенационального союза НКО Александр Айгистов, который одобрил новые методы работы Комитета с некоммерческим сектором Москвы, подчеркнув, что во многом именно предложения и советы общественников существенно повлияли на деятельность профильного органа власти. Союз и в дальнейшем планирует вносить предложения, подготовленные членами Союза, на стадии разработки документов и методик по финансированию проектов Комитетом общественных связей города Москвы.

О порядке проведения конкурса на предоставление субсидий Комитета общественных связей города Москвы в 2017 году рассказал собравшимся заместитель председателя Комитета общественных связей города Москвы Игорь Соболев, а на отдельные вопросы участников по теме встречи ответила начальник отдела по организационно-экономическому обеспечению социально-значимых проектов и благотворительной деятельности КОС Елена Журавлева.

В процессе встречи представители более 30 московских НКО смогли задать и обсудить все интересующие вопросы. Были отмечены положительные тенденции в развитии имиджа конкурса субсидий – это прежде всего рост количества упоминаний в СМИ и социальных сетях, что способствует привлечению новых участников конкурса. За 15 лет работы Конкурса экспертами рассмотрено более 6500 заявок, более 6 млн жителей столицы смогли стать участниками проектов, общий объем финансирования социальных проектов НКО составил в Москве более 1,2 миллиарда рублей.

Участники совещания подчеркнули важность партнерства НКО-победителей конкурса субсидий, позволяющее обмениваться опытом, разрабатывать и претворять в жизнь общества новые идеи. Победителями конкурса субсидий в 2016 году стали 173 НКО, 119 проектов получили финансирование в размере от 700 000 до 2 500 000 рублей, 54 проекта – до 700 000 рублей. Бренд Конкурса субсидий КОС стал узнаваемым среди НКО, появилась прямая имиджевая ассоциация финансирования НКО и Правительства Москвы.

Комитетом разработаны следующие формы поддержки победителей конкурса: программа «НКО Лаб», публичные презентации проектов – обмен опытом, партнерские встречи, оценка результативности проектов и использования средств субсидий, информационная поддержка – «Дневник добрых дел», а также особые формы поддержки НКО, проигравших конкурс, что является, безусловно, новым форматом работы при проведении конкурсов.

Также участники встречи обсудили промежуточные результаты реализации проектов за первый квартал 2017 года.

Положительную оценку работе Комитета дал президент Общенационального союза НКО Александр Айгистов, отметивший, что Комитет за последнее время осуществил достаточно глубокий анализ «обратной связи», полученной от экспертов и членов Конкурсной комиссии и СО НКО, и на основании полученных данных инициировал изменения в структуре, порядке и механизмах проведения Конкурса, результатом чего стал, прежде всего, облегченный пакет документов. 

На встрече также был поднят еще один вопрос - компетентность оценки заявок НКО экспертами, понимание сути предлагаемых НКО проектов. Члены Союза выразили мнение о необходимости специального отбора экспертов, имеющих достаточный опыт в оценке социально значимых проектов и специфики их реализации. В связи с этим Александр Айгистов внес предложение о сертификации  экспертов самим сообществом НКО, что представители некоммерческого сектора одобрили и поддержали. 

Заместитель председателя Комитета общественных связей города Москвы Игорь Соболев рассказал также, что в настоящий момент ведется активная работа по разработке новой системы оценки заявок конкурсантов и предложил президенту Союза внести кандидатуры от Союза в состав Экспертного совета Конкурса, а также отметил, что Комитет общественных связей в своей деятельности руководствуется принципами, сформированными на основе многолетнего опыта работы на благо Москвы и москвичей. Открытость, инновации, качество, верность традициям, партнерство и работа в команде – фундамент, который позволяет развивать некоммерческий сектор города. Участники встречи смогли в полной мере оценить и отметили данные принципы в работе Комитета.

В заключение совещания президент Общенационального союза НКО Александр Айгистов подчеркнул чрезвычайную важность конструктивного диалога между общественниками и профильными органами государственной власти, благодаря которому воплощаются в жизнь новые идеи и проекты, предложенные некоммерческими организациями и направленные на качественное улучшение жизни граждан.

Напомним, что Общенациональный союз некоммерческих организаций планирует и далее принимать активное участие в разработке методик и критериев для подготовки и оценки заявок НКО на получение субсидий Комитета общественных связей города Москвы, других грантодателей. Проведенное совещание стало началом ряда встреч, организуемых на территории Союза с участием НКО-членов Союза. Президент Общенационального союза НКО констатировал, что и далее будет отстаивать интересы сектора на основании направленных в Союз предложений.

НКО-члены Союза, могут обращаться в Союз за консультациями по порядку подготовки заявок на конкурсы субсидий Комитета общественных связей города Москвы и другие Конкурсы. Все консультации для Членов Союза проводятся на безвозмездной основе.

 встреча 1 20.03.15

 

 

 Алексей Тома, заместитель председателя НКУ «Евразийское Партнерство» Минск, 25 ноября 2016 г.

 

Интеграция стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС) вызвана необходимостью получения синергетического эффекта, в результате которого должен возрасти потенциал каждой отдельно взятой страны, общая конкурентоспособность по отношению к внешней среде, что является важным условием сохранения суверенитета каждой из стран-участниц евразийской интеграции.


Этот синергетический эффект возможен при такой политической власти ЕАЭС, которая способна формировать совместные политические решения, отвечающие не только интересам, потребностям и ценностям своих народов, но и современным вызовам третьего тысячелетия.

К настоящему времени имеется множество частных моделей и концепций, рассматривающих отдельные грани и свойства политической власти и её носителей — субъектов политики (СП), общие представления о роли средств коммуникации в её обеспечении. Однако, существующей на сегодняшний день теоретической базы, позволяющей  раскрыть механизмы формирования политической власти ЕАЭС, не достаточно.

Соответственно, отсутствуют научно-обоснованные методики согласованного взаимодействия политических систем государств-участниц ЕАЭС (Армения, Беларусь, Казахстан, Киргизия, Россия).

Начнём с того, что воспользуемся универсальной возможностью представить любое явление как систему. Дж.ван Гиг трактует понятие системы следующим образом: «система — это совокупность частей или компонентов, связанных между собой организационно» [1, c. 17].

В политической науке все системные концепции основываются на признании следующих принципов: «систему формирует совокупность выделяемых элементов, которые находятся в различных взаимодействиях, что и формирует структуру системы; политическая системы открыта и отличается от окружения наличием определенной границы; воздействие со стороны окружения осуществляется через «вход» системы; воздействие на окружение политической системы осуществляется через «выход»; между реакциями системы и импульсами со стороны окружения существует определенная взаимосвязь, называемая конверсией; характер воздействия на «входе» системы модифицируется с помощью обратной связи с реакцией на «выходе»» [2, c. 56].

Говоря о системном подходе к исследованию политической власти, важно отметить таких исследователей, как Д.Истон, Г.Алмонд и Т.Парсонс. Под властью они подразумевали «особенное интегративное свойство социальной системы, имеющее целью поддержание ее целостности, координацию общих коллективных целей с интересами отдельных элементов, а также обеспечивающее функциональную взаимозависимость подсистем общества на основе консенсуса граждан и легитимизации лидерства» [3, с. 66].

Политическую власть они представляли в виде политической системы, на «вход» которой поступают требования, ожидания, предпочтения, ценностные установки, настроения и поддержка (легитимация) со стороны общества, а на «выходе» – решения правительства. Такая модель оказалась вполне плодотворной, чтобы выявить функции, которые должна выполнять власть для поддержания целостности общества (целедостижение, адаптация, интеграция и поддержание), а также представления её в качестве инструмента, обеспечивающего согласование целей развития общества с интересами различных социальных групп.

Последователи Д.Истона,  Г.Алмонда и Т.Парсонса уточняли (детализировали) состав  обязательных функций политической системы (В.Мельник, Е.Бабосов), в выходные воздействия включали решения не только правительства, но и других ветвей власти, рассматривали некоторые связи между функциями и решениями (С.Решетников). Однако подобные модели, использующие подход «чёрного ящика» не раскрывают внутренние отношения между такими структурными элементами, как субъекты политики, их роль и место в функционировании политической системы. Мы же постараемся раскрыть внутренние механизмы коммуникационного взаимодействия субъектов политики ЕАЭС.

Явление, в отношении которого актуально применить системный подход – политическая власть, формирующаяся в результате коммуникативного взаимодействия СП ЕАЭС. Внешней по отношению к ней средой будут являться СП других стран, союзов, международных организации. 

Вполне очевидно, что в качестве входных воздействий на систему можно рассматривать решения и информационные воздействия внешних по отношению к ЕАЭС субъектов политики (их можно интерпретировать в таких категориях, как цели, интересы, потребности, требования (санкции), давление, ценности, поддержка). Эти решения и информационные воздействия могут быть направлены на ЕИП в целом, отдельные страны-участницы и отдельные СП.

В качестве выходных воздействий будем рассматривать, соответственно, решения и влияния субъектов политики ЕАЭС, имеющие внешнеполитическое значение. Они представляют реакцию на коммуникационное взаимодействие между собой и на воздействие со стороны внешней среды. Обозначив в общем виде входные и выходные воздействия, сосредоточим своё внимание на формировании модели политической власти ЕАЭС.

 Её формирование актуально осуществлять путём поэтапного моделирования СП, отношений между ними, а так же средств и способов коммуникации. При этом будем исходить из того, что всю совокупность возможных отношений между СП можно разделить на директивные и рефлексивные, а СП являются так же системами, у которых есть «вход» и «выход».  Таким образом, модель политической власти ЕАЭС будет представлять синтез частных моделей, вкладываемых друг в друга.

Для того, чтобы этот синтез получился гармоничным, будем руководствоваться принципами системного подхода, методами дедукции и индукции. Сформированная подобным образом модель политической власти ЕАЭС оказывается  адекватна (тождественна) модели системы коммуникационного взаимодействия СП ЕАЭС.  Эту модель мы предполагаем использовать в качестве инструмента для анализа характера интеграционных процессов и выработки предложений по их гармонизации.

Опираясь на системный подход, актуально рассматривать политическую власть, как инструмент реализации политического (геополитического) проекта с вполне определёнными целями развития,  средствами и методами их достижения, основными направлениями деятельности, механизмами и структурами власти. Политика в этом случае может рассматриваться, как процесс реализации политического проекта. 

Такой подход к исследованию политической власти позволяет решать две самостоятельные задачи:

  1. На основе анализа системы коммуникационного взаимодействия СП выявлять, какой политический (геополитический) проект реализуется на практике (задачи анализа);
  2. На основе заданного политического (геополитического) проекта формировать (трансформировать) систему коммуникационного взаимодействия СП (задачи проектирования — синтеза).
На наш взгляд, важно отметить методологическую обусловленность введения категории «политический (геополитический) проект», вытекающую из теории сложных систем (применяя междисциплинарный подход). Основной принцип этой теории гласит, что не определившись в свойствах целого, мы не можем предсказать поведение его частей, в свою очередь поведение целого нельзя предсказать по свойствам его частей. Политический (геополитический) проект, как раз и должен задавать свойства целого, которые поддерживаются частными свойствами СП и связями между ними. В свою очередь анализ системы коммуникационного взаимодействия СП ЕАЭСможет показать, насколько эффективна политическая власть ЕАЭС в реализации геополитического проекта и выработать предложения по гармонизации этой системы.

В этом направлении давно ведутся работы в рамках учения о «евразийстве, «неоклассическом евразийстве», «евразийском консерватизме» и др.  Однако, более подробное изучение этой темы является задачей междисциплинарного уровня, которую ещё необходимо решить.




Список использованных источников:

  1. Дж.ван Гиг. Прикладная общая теория систем – Москва: МИР, 1981. — 336 с.
  2. Решетников С. В. Политология. Учебник для вузов – Минск: Тетрасистемс, 2011. – 398 с.
  3. Осипова Е. В. Власть: отношение или элемент системы (Реляционистские и системные концепции власти в немарксистской политологии). – Власть: очерки современной политической философии Запада. Москва, 1989. –с. 65-94.

 

1.Амелин

2. Кулагин

3. Омуралиев

4

5

 

28 июля 2017 г. здесь прошла Международная экспертная площадка «Гражданская идентичность на евразийском пространстве: проблемы и перспективы», организованная АНО «Содружество народов Евразии» и НИИ истории и этнографии Южного Урала Оренбургского госуниверситета.

В поисках объединяющей основы для общества в приграничном регионе собрались представители органов власти, ученые из Оренбурга, Казани, Уфы (Россия), Астаны (Казахстан), Бишкека, Оша (Кыргызстан), Минска (Беларусь), руководители национальных и молодежных организаций, представители СМИ.

Открывая работу площадки, первый зам. председателя Совета Ассамблеи народов России, председатель АНО «Содружество народов Евразии» Веналий Амелин напомнил о важности формирования гражданской идентичности, единой нации, чувства общности для развития патриотизма, противодействия региональной клановости, сепаратизму, ксенофобии, национализму и религиозному экстремизму.

Вице-губернатор Оренбургской области Дмитрий Кулагин отметил, что одновременно с процессами формирования гражданской идентичности внутри постсоветских стран происходит и складывание единого евразийского «мы» на пространстве ЕАЭС. При этом формулирование общих евразийских интересов должно происходить с учетом национальных различий, но на основе общих ценностей.

Представители стран ЕАЭС поделились опытом и особенностями своих стран в формировании единой гражданской нации. Так, Нурбек Омуралиев из Бишкека (Кыргызстан) рассказал, что его страну подтолкнули к целенаправленной политике формирования гражданского единства межэтнические столкновения 1990 г. и 2010 г. на юге республики, где кыргызское и узбекское население разделяют территориально-общинная замкнутость, трудовая этническая специализация, недостаточный уровень владения государственным кыргызским и официальным русским языками. Эксперт Рустем Кудайбергенов из Астаны (Казахстан) считает, что упор на этническую мобилизацию сужает ресурсную базу государства, подрывает этноконфессиональную стабильность внутри страны и ее конкурентоспособность на внешнеполитической арене. Поэтому в Казахстане с первых лет независимости и был взят государственный курс на формирование гражданской идентичности. Оренбургский социолог ГалинаШешукова напомнила, что в российской истории разрушение гражданской общности и единства неоднократно приводило к распаду страны.

Оценивая возможность складывания общей евразийской идентичности на пространстве ЕАЭС, эксперты пришли к выводу, что, несмотря на общность исторического прошлого, для большинства участников это, прежде всего, выгодный экономический, а не идеологический проект. А с экономической точки зрения перспективными видятся также и более широкие, межцивилизационные форматы интеграции на евразийском пространстве с Китаем, Индией и Ираном.

 

 

Катар и РФ

 

Дипломатическая изоляция, в которой с легкой руки шейхов Саудовской Аравии оказался Катар, неожиданно сделала это государство, еще вчера настроенное к нам враждебно, лояльным Москве — сейчас в Дохе рассматривают Российскую Федерацию в качестве ключевого внешнеэкономического партнера.

До недавнего времени, напомним, Катар был союзником Саудовской Аравии, поэтому поддерживал антироссийские настроения, генерируемые последней. Но теперь, когда ситуация в регионе начала стремительно меняться, Катар вынужден искать поддержку у вчерашних врагов.

В Кремле, при этом, готовы оказать поддержку резко переменившему настрой эмирату — но, разумеется, на выгодных для России условиях.

Диалог, который сейчас строится между Катаром и Россией, может привести к довольно интересным перестановкам на мировой геополитической арене — говорят эксперты, комментируя визит в Москву Мухаммада бен Абдуррахмана Аль Тани, руководителя катарского министерства иностранных дел.

Визит, который имел место еще девятого июня, был использован для достижения ряда важных договоренностей. Россия, например, будет поставлять в эмират продукты питания — нам крайне выгоден новый рынок, а Катар таким образом сможет несколько диверсифицировать свой импорт.

В Дохе прикладывают колоссальные усилия для того, чтобы преодолеть зависимость эмирата от Саудовской Аравии — именно на этом факторе, как уверены эксперты, может сыграть Москва. Неожиданный для всех союз сулит его участникам выгодные перспективы.

Мало кто знает, но именно Катар в свое время стал одним из детонаторов войны в Сирии — в 2009 года Катар панировал строить газопровод, который бы транспортировал добываемый в Персидском заливе газ на территорию Европы через Саудовскую Аравию, Иорданию, Сирию и Турцию. Если бы проект был реализован, позиции "Газпрома" в Европе были бы серьезно ослаблены. На помощь России пришла Сирия — Башар Асад не поддержал проект газопровода, сославшись на то, что он нарушает экономические интересы его могущественного союзника в лице Владимира Путина.

Отказавшись от катарского газопровода, Башар Асад стал врагом коалиции, образованной Соединенными Штатами Америки, Катаром, Израилем и Саудовской Аравией — перечисленные государства начали финансировать сирийские оппозиционные силы, которые в конце концов должны были свергнуть Асада и установить в Сирийской Арабской Республике устраивающий всех режим.

Но не тут-то было — конфликт, который разгорелся в Сирии в итоге, вышел из-под контроля и стал гораздо более масштабным, чем предполагалось.Теперь, когда власти Катара поссорились со своими вчерашними друзьями из СА, Москва может использовать ситуацию, например, для того, чтобы повлиять на войну в Сирии — здесь, между прочим, воюет огромное количество спонсируемых эмиратом группировок.

Кроме того, "дружба" с Катаром может быть использована Россией для укрепления отношений с Ираном — это крайне важное направление во внешней политике Москвы.

И еще одна потенциальная выгода — сотрудничество с Дохой открывает Москве выход к арабским инвестиционным фондам. В условиях, когда доступ к мировым финансовым фондам осложнен общей политикой Запада по отношению к России, это может в самой значительной степени стимулировать отечественную экономику.

Единственное, но довольно весомое "но" — Катар, похоже, в первую очередь рассчитывает на помощь не со стороны России, а со стороны Соединенных Штатов Америки — все-таки в свое время эмират серьезно поддерживал США финансово, поэтому теперь желает получить какие-то дивиденды.

 

Источник:http://planet-today.ru/geopolitika/item/73335-katar-i-rossiya-vozmozhnye-posledstviya-neozhidannogo-soyuza

един

 

 

Владимир Путин. Стенограмма выступления на встрече с активом партии «Единая Россия». Москва, 24 апреля 2012 г. 



Евразийство — традиция нашей политической мысли. Оно в России укоренилось давно, а сейчас приобретает совершенно новое звучание, особенно в связи с интенсификацией интеграционных процессов на постсоветском пространстве. И более того, из области политической философии это уже фактически перекочевало в политическую плоскость, в повестку дня текущей работы. Почему? Потому что, скажем, и на межпарламентском уровне это крайне важно, имея в виду, что нужно принимать конкретные законы, связанные с регулированием экономики в государствах Таможенного союза и нашего общего экономического пространства. Вот это без парламента сделать невозможно, но парламент существует не в безвоздушном пространстве, он основан на деятельности тех или иных политических сил, представленных в более широком формате в виде партий. Поэтому, безусловно, это, без всяких сомнений, востребовано. Это первое. Я имею в виду то, что уже состоялось и развивается в качестве ядра интеграционного, но в это ядро пока не входят все наши ближайшие соседи, а экономическая логика так или иначе будет подталкивать всех наших ближайших партнёров к участию в этих интеграционных процессах.

Вторая задача на уровне партий, общественных движений – пропагандировать эти идеи и доносить их до широких масс трудящихся, как раньше говорили, до широкой общественности наших стран-партнёров, для того чтобы эти идеи укоренялись в сознании всех граждан наших ближайших соседей и партнёров. Это чрезвычайно важная задача. Более того, мне кажется, что евразийство нужно поставить просто на серьёзную системную основу. Мы знаем: несмотря на то, что экономическая логика подталкивает к такой совместной работе, в некоторых странах люди как следует не вовлечены, не погружены в материал. А это чрезвычайно важно. И с уровня исполнительной власти это сделать трудно, гораздо легче донести до сердец наших ближайших соседей и партнёров те или иные идеи, если они идут от представителя широкой общественности либо уважаемых в нашей стране, в данном случае в России, общественных организаций, таких в том числе, как партии. Мне кажется, это вообще нужно поставить на такую серьёзную системную основу.

Оренбург

 


Кем мы себя ощущаем больше: представителями своей национальности, религии или гражданами страны? Осознают ли себя жители Евразийского экономического союза частью общего пространства широких возможностей подобно жителям ЕС? Эти и другие вопросы 28 июля 2017 г. обсудят в приграничном Оренбуржье участники Международной экспертной площадки «Гражданская идентичность на евразийском пространстве: проблемы и перспективы».

Организаторами мероприятия выступают АНО «Содружество народов Евразии» и НИИ истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета.

В работе площадки примут участие вице-губернатор Оренбургской области Дмитрий Кулагин, член Общественной палаты России Николай Науменко, социологи, политологи, этнологи и религиоведы из Оренбурга, Казани, Уфы (Россия), Астаны, Уральска (Казахстан), Бишкека, Оша (Кыргызстан), Минска (Беларусь): директор Центра методологии науки и социальных исследований Национальной академии наук Кыргызской Республики Нурбек Омуралиев и независимый политолог из Кыргызстана Икбалжан Мирсайитов,эксперт Института истории государства Республики Казахстан Рустем Кудайбергенов, белорусский специалист по этноконфессиональным отношениям Александр Билык, известные оренбургские эксперты Веналий АмелинГалина ШешуковаЭльвина Виноградова и Светлана Дерябина, педагоги вузов области, руководители национально-культурных объединений, представители СМИ.

Участники дискуссии рассмотрят:

​ успехи и неудачи формирования общности советских людей, идеологии интернационализма и дружбы народов;

​ общее историческое прошлое как объединяющий фактор идентичности на евразийском пространстве и проблемы его политически мотивированного мифологизаторства для разъединения народов;

​ опыт конструирования гражданской идентичности в странах ЕАЭС;

​ роль гражданской идентичности в развитии патриотизма, противодействии региональной клановости, ксенофобии, национализму и религиозному экстремизму;

​ влияние внешнеполитических факторов и угроз на гражданскую консолидацию внутри стран;

​ перспективы складывания факультативной евразийской идентичности в контексте развития интеграционных процессов на пространстве ЕАЭС.

Место проведения: Россия, г. Оренбург, ул. Советская, 20, конференц-зал Оренбургской областной научной библиотеки им. Н. К. Крупской (3-й этаж).

Начало: в 10.00.

Авторы публикаций

Последние публикации сайта